Выбрать регион:

Семь смертных грехов внешней политики

Яндекс Livejournal Liveinternet
Семь смертных грехов внешней политики
Стефани Карвин

Всем известно, что люди должны быть нравственными и поступать с другими так, как хотели, чтобы поступали с ними, и так далее. А как насчет государств, нужно ли им тоже быть нравственными?

Ранние христианские и средневековые ученые волновались о том, как люди могли вести святую жизнь, если они не жили в безопасном государстве. В конце концов, люди не будут ходить в церковь в воскресенье, если несвоевременная орда вестготов планирует  прокатиться с разграблением в тот день. Смиренники обещали в Писании, что они унаследуют землю, но это было во времена, когда сильные и хорошо вооруженные попали туда первыми. Средневековые авторы, такие как Августин и Фома Аквинский признали, что государства могли бы совершить аморальные поступки, но только в целях защиты порядка и сохранения граждан в безопасности. Другими словами, убивать повсюду безбожников было лучше, чем позволить разрушиться цивилизации.

Однако более поздние ученые оказались гораздо менее разборчивыми. Для политических теоретиков, таких как Макиавелли и Гоббс, грешить на международной арене было дозволено, или даже настоятельно требовалось. «Любое ранение, нанесенное человеку должно быть настолько жестоким, чтобы не опасаться мести за него», - с таким напутствием  выступал Макиавелли. Гоббс также представлял оправдания для нации быть неуправляемыми. В естественном состоянии или войне каждого против каждого «ничто не может быть несправедливо. Там нет места понятиям добра и зла, справедливости и несправедливости. Где нет никакой общей власти, нет никакого суда – там нет никакого закона, никакой справедливости. Сила и мошенничество являются в войне двумя основными добродетелями». «Плохое» было не просто хорошо, это было необходимо.
Сегодня теоретики международных отношений не выдвигают теорий о грехе, но интересуются им. В основе реализма, возможно доминирующей школе теории международных отношений, есть вера, что мудрые государственные деятели будут действовать аморально в противоположность безнравственности. Другими словами, они будут действовать согласно их интересам, определяемым не хорошим или плохим (добром и злом), а суммой относительной мощности власти, которая у них есть. Либеральные ученые теории международных отношений склонны преуменьшать грех в целом, утверждая, что такая взаимосвязанность будет способствовать сотрудничеству, надлежащему управлению и миру. 

Но является ли грех областью, которой мы пренебрегли на свой страх и риск?  В конце концов, ключевая идея состоит в том, чтобы признать, насколько пагубным (порочным, злым) может быть государство по сравнению с человеком.  С армиями, бюрократией, технологиями и населением, эксплуатируемым и облагаемым налогом, возможность государства совершить грех, как только его политика посвящает себя этому, действительно глобальна. 

В христианстве известны семь смертных грехов, ведущие человека к вечным мукам (страданиям), они подрывают и разрушают душу. Так что же происходит, когда государство использует эти формы поведения?

1. Прелюбодеяние

От Елены Троянской до «бунга-бунга» Сильвио Берлускони, прелюбодеяние побеждало правителей, императоров и империи. Но у прелюбодеяния есть еще большая роль, которую она играет, чем омрачение суждений отдельных правителей. 
На протяжении многих лет демографы предупреждали, что сексуально неудовлетворенный мужчина в странах с высокой гендерной диспропорцией может приблизить состояние насилия и нестабильности. Сейчас в Китае, где, как ожидается, к 2020 году мужчин будет больше до 30 млн., чем женщин, закрепление этого влияния уже началось. Исследование 2007 года, проведенное Институтом по изучению труда утверждает, что гендерный дисбаланс в Китае тесно связано с резким увеличением преступности в период между 1988 и 2004 годами, и причастен к одной седьмой части преступлений. Преступность выросла по исчислению за год на 13,6 процентов, с подавляющим большинством правонарушителей в возрасте от 16 до 25 лет. По сообщениям в 2000 году 90 процентов арестованных в Китае -мужчины.

Более того, исследования Валери М. Хадсон и Андреа ден Бур предполагают, что резкое соотношение полов общества нельзя ожидать для поддержания нормального состояния в  обществе - либо с точки зрения правительства или с точки зрения их тенденции к миролюбию. Заметим, что у этих обществ попросту различное исчисление безопасности, они предполагают, что имеется неблагоприятный прогноз для "полной" демократии в этих странах – у них гораздо больше шансов продвигаться к авторитаризму. Список стран с самой высокой гендерной неустойчивостью в периоде с  2000 по 2005 гг. включает Китай, Армению, Азербайджан, Грузию, Южную Корею, Индию, Сербию и Белоруссию. С некоторыми исключениями они не являются самыми свободными и самыми справедливыми из демократических государств, предполагая, что беспрепятственное прелюбодеяние действительно препятствует эгалитаризму.

2. Ненасытность (Обжорство)

Когда дело доходит до этого особого греха -  Соединенные Штаты представляют собой предел – от 27 процентов американцев страдают ожирением, и 36 процентов населения с избыточным весом. Но, согласно Всемирной организации здравоохранения, ожирение во всем мире с 1980 года почти удвоилось. В 2008 году более чем 1.4 миллиарда взрослых весили больше нормы. Из них более чем 200 миллионов мужчин и почти 300 миллионов женщин страдали ожирением. 
Но обжорство выходит за рамки расширения талии. В настоящее время развитый мир конкурирует с БРИКС за ресурсы как дети, сражающиеся за леденец Хэллоуина. В 2011 году Международная Группа Программы по ресурсам окружающей среды Организации Объединенных Наций оценила, что к 2050 году человечество может поглотить приблизительно 140 миллиардов тонн полезных ископаемых (минералов), руд, ископаемого топлива и биомассы в год – это в три раза больше текущего потребления. Отмечая рост населения и процветания развивающихся стран, в докладе предупредили, что в будущем спрос будет «далеко за пределами того, что представляется стабильным».

Беспокойство христиан в связи с обжорством способствовало их эгоизму в том, что бедные будут лишены своей доли  скудных ресурсов. Несмотря на то, что, возможно, большие успехи были достигнуты в последние годы в подъеме миллионов людей из нищеты, по оценкам Всемирного банка, 1 миллиард человек будут по-прежнему жить в бедности (то есть, менее чем на 1.25$ в день) в 2015 году. Только с пятью странами, тратя рекомендуемые 0.7 процента банка ВВП на содействие в развитии, ненасытность в традиционном смысле жива и здорова.

3. Жадность

Поведение жадных – наличие многого и желание иметь еще больше – такое поведение не так трудно найти на международной арене. Это - богатые страны ОПЕК, которые устанавливают взвинченную цену на нефть. 

Исторически жадность и война шли рука об руку: вторжения пехотинцев, аннексии и колонизации завоевателей от Наполеона к Гитлеру и Саддаму Хусейну. Но, учитывая то, насколько часто нам говорят, что мир действительно становится более мирным в целом, и вторжения «старой школы» выходят из моды, какова роль жадности в международной политике сегодня?

На самом деле, не смотря на то, что конфликтов на сегодняшний день меньше, жадность и война по-прежнему тесно взаимосвязаны, только, возможно, уже новыми способами. Дэвид Кин написал в 1998 году, что гражданские войны сохранятся, потому что отдельные лица и группы имеют рациональные стимулы, чтобы вести войну, либо когда «хаос» гражданской войны может быть использован для дальнейших местных, краткосрочных интересов. Или, как он перефразирует Клаузевица: «война все больше и больше становится продолжением экономики другими способами», создавая пространство для акторов, чтобы разработать альтернативные системы прибыли, власти и защиты.

Существует множество возможностей для получения прибыли в экономических системах, которые развиваются вокруг войны: Армейские подразделения и силы повстанцев могут развить связи с сетями контрабанд,  или извлечь выгоду из грабежа гражданских лиц, или требуя оплаты за защиту. Они могут также вымогать деньги от групп гуманитарной помощи, как это часто бывало в Сомали, или берут заложников и требуют миллионы долларов в качестве их выкупа.

В то время как «кровавые алмазы» относительно известные как источник доходов, в зонах конфликта развивается предпринимательство. В 2012 году Нью-Йорк Таймс утверждала, что угандийская армия, конголезская армия и новая Южная Суданская армия, не говоря уже об Аль-Шабабе, суданском Джанджавиде и Армии сопротивления Богу (LRA) обманывают жителей  Центральноафриканской Республики, чтобы провезти контрабандой слоновую кость. Двадцать два слона, пропавшие без вести в парке Конго Garamba в июне 2012 года,  были найдены убитыми за их бивни - беглецы LRA указали, что приказ напасть на слонов поступил непосредственно от Джозефа Кони, согласно отчету FP (Издания Внешняя политика).

Словом, алчность превращает насилие в возможность.

4. Лень

Для религиозного человека лень означает духовную лень: это отказ воспитывать достоинство и стать ближе к Богу. Точно так же лень на международном уровне идет вне ленивых политиков или даже международных организаций (что было последним, что Вы сделали на Конференции ООН по разоружению?) и включает в себя ленивый отказ вырастить достоинство государства – или, по крайней мере, некоторый хорошо уравновешенный (сбалансированный) рост ВВП.

Лучший пример этого приходит вместе с так называемым "проклятием ресурсами", посредством которого государства, наделенные изобилием природных ресурсов, становятся ленивыми и пассивными. Зачем беспокоиться об инновациях, когда Вы сидите на океане нефти? Эти государства чувствуют, что они могут просто успокоиться. 

Но для беспокойства есть веские основания. Учитывая изменчивые цены и потоки дохода, которые доминируют над отраслями добывающей промышленности, могут возникнуть серьезные последствия когда снизится спрос.

Такая проблема лихо затронула Венесуэлу  в течение многих десятилетий. Поскольку мировая экономика была разбита нефтяным кризисом 1970-х, Венесуэла, с долей самых больших нефтяных залежей в мире, извлекла значительную выгоду из взлетающих цен. Но как только цена на нефть начала падать, коррупция, неравенство, и катастрофически неумелое руководство над экономикой повлекло за собой негативные последствия. Неудача страны в управлении своим нефтяным богатством создала условия для прихода к власти Уго Чавеса. Тем не менее, когда происходил другой нефтяной бум в 2000-х, Чавес инвестировал прибыль в военную технику и телевизоры для бедных, а не в проекты, которые произведут экономический рост. В последнее время Венесуэла заняла вплоть до $40 миллиардов долларов у Китая, долг будет возвращен нефтью, а не деньгами. Ленивый образ жизни, очевидно, живуч.

5. Гнев

 Если вы хотите быть гневным, учил Макиавелли, делайте это правильно: «Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое — не может. Если уж бить человека, то так, чтобы не страшиться его мести». Другими словами, если Вы собираетесь поразить кого-то, сильно ударьте его, или он тяжелее поразит Вас.

На сегодняшний день сохранился этот принцип. Японцы не смогли нанести решающий удар по американцам в Перл-Харбор в 1941 году и страдали от гнева военной мощи США в последующий период. Неудача или Ирана, или Ирака в нанесении решающего удара против друг друга, привела к затянувшейся войне, длящейся с 1980-х и унесшей более чем 1 миллион жертв. Также отказ Америки выбить талибов в Афганистане после 9/11 означает, что страна сталкивается с неопределенным будущим после ухода войск коалиции в 2014 году.

Очевидно, что Макиавелли был прав, предупреждая целеустремленных князей опасности, которую представляет гнев. Но, с другой стороны, он был человеком, который испытал гнев влиятельной семьи Медичи, когда он был заключен в тюрьму и подвергался пыткам из-за того, что он предположительно сговорился против них  - не счастливая судьба. 

6. Зависть

Зависть, возможно, представляет собой грех, которому поддается большинство государств, или, по крайней мере, их угнетаемые жители. В конце концов, северокорейская песня гордо хвастается, что "Мы не имеем никакого отношения к зависти в мире" и посмотрите, как хорошо, у нас это получается.

Возможно, это - зависть свобод, которой обладают те, кто живет на Западе, вдохновившие революционеров поддерживать права человека и демократию. Зависть свободы, которая есть у других, вдохновила авторов Чехословацкой Хартии'77 и Китайского Устава '08. И подобное чувство вдохновило некоторых, кто участвовал в протестах арабской весны - даже если последующие события не всегда разворачивались в их пользу. Конечно, зависть не означает любви: арабская весна была мотивирована не любовью к Западу, а желанием разделить с ними лучшее: институты и свободу. В 2011 году Марк Линч цитирует ток-шоу Аль-Джазира, открыв свою программу с плачем: "Почему каждая нация на Земле стремится к изменению своих условий кроме нас? Почему мы всегда подчиняемся полицейским дубинкам правителей и их репрессиям? Как долго арабы будут ждать иностранных спасителей?"
7. Гордыня

Августин учит, что гордыня есть корень всякого греха - любовь к себе, а не любовь к Богу приводит людей в заблуждение. Но что же можно сказать о государствах? Если гордость на государственном уровне представляет собой национализм, довольно ясно с прошлого века, что этот грех может стать довольно быстро смертельным.
С другой стороны определенное количество национализма крайне важно для государств, чтобы существовать: любовь к родине, которая дает гордость гражданам в отношении их учреждений и принуждает их голосовать и добровольно подчиняться. Принимая во внимание, что в средневековый период государство представляло собой своего рода необходимое зло, к 19-му веку вера в то, что государство могло бы стать полезным для народа, начала утверждаться. Работа Г.В.Ф. Гегеля выдвигала идею, что этическое государство необходимо - таким образом, человек может процветать в гражданском обществе, где все граждане равны. Итальянский революционер Джузеппе Маццини утверждал, что национальность - то, что делает свободу и равенство возможными для людей. Либеральный национализм Джона Стюарта принудил его рассматривать проблему через "самоопределение" - то есть, право на самооценку народов (по крайней мере, Западных народов), чтобы сформировать их собственное государство как акт воли народа. 

Для этих мыслителей гордость за культуру, язык и общую историю объединяет страну и помогает ей процветать. Другими словами, есть повод, чтобы болеть за Рокки. За Бонда, снимающегося для Королевы и Страны, и тех парней Астерикс, которые избивали римлян.  Конечно, любовь к своей стране может быть выражена и более невинными способами - скажем,  саундтреком игры Кенни Loggins в фоновом режиме.

****
Без гегемона Гоббса, чтобы сохранить наш мир в узде, Семь смертных грехов являются напоминанием того, что государству, как и людям, нужно строить свою политику, и делать это хорошо. Но Гоббс и Макиавелли, вероятно, были первыми, кто напомнили нам, что государства, которые подставляют другую щеку, останутся с двумя воспаленными щеками. В то время, когда даже банки Ватикана находятся под следствием по обвинению в коррупции, грех никуда не денется.

Перевод Варвары Парфеновой.
Источник:  Foreign Policy
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~tPapx
Просмотров: 1917

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии