Выбрать регион:

Агония старого и формирование нового мирохозяйственного уклада

Яндекс Livejournal Liveinternet
Агония старого и формирование нового мирохозяйственного уклада
Агония старого и формирование нового мирохозяйственного уклада

Сергей Глазьев

Заключение двух трансокеанских торгово-экономических соглашений – уже подписанного «О Транстихоокеанском партнерстве (ТТП)» и готовящегося «О Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП)» сторонниками либеральной глобализации преподносится как очередной этап либерализации взаимной торговли между крупными региональными рынками с целью повышения конкурентоспособности экономики участвующих в них стран. Согласно традиционной логике апологетов рыночного фундаментализма устранение торговых барьеров повлечет расширение международной торговли и углубление экономического сотрудничества, что будет стимулировать рост экономической активности, инвестиций и благосостояния участников общего рынка.

Так, эксперты США и ЕС, агитирующие за подписание ТТИП, заявляют об ожидаемом экономическом эффекте в 120 млрд долл. для ЕС, 90 млрд долл. для США и еще 100 млрд долл. дополнительного выпуска продукции для третьих стран. При этом они оценивают увеличение объема взаимной торговли и суммарного экспорта сторон на 17-18%. У нас нет возможности ни подтвердить, ни опровергнуть эти оценки, поскольку не публиковались методики расчетов. Как правило, применяемые в этих целях экономико-математические модели весьма условны, а их предпосылки далеки от реальности.

В действительности, как показывает исторический опыт, либерализация торговли дает преимущества странам с более развитой экономикой, расширяя их возможности установления контроля над рынками менее развитых стран.

Последние могут прибегать к защите своих рынков, искусственно поддерживая конкурентоспособность своих товаропроизводителей. Эта защита может иметь разную эффективность – от консервации отсталости до выращивания мировых лидеров, в зависимости от качества институтов развития и государственного регулирования.

Например, в ЕС от создания экономического союза больше всех выиграла Германия, в то время как Греция, Испания, Португалия и отчасти Италия не смогли выстроить эффективную политику развития и уступили свои рынки зарубежным конкурентам, пожертвовав ради интеграции уровнем жизни населения. Противоречивое воздействие оказала европейская интеграция на постсоциалистические страны. Польша, Чехия, Словения, Словакия и отчасти Венгрия предоставили свои экономики транснациональным корпорациям, инвестиции которых подняли технический уровень производства, частично компенсировав его падение вследствие развала рынка СЭВ. В то же время Болгария, Румыния и бывшие республики Югославии пережили экономическую катастрофу и утратили перспективы успешного развития.

Степень интеграции европейского и североамериканского рынка в настоящее время достаточно высока и подписание ТТИП, скорее всего, лишь поддержит уже сложившиеся тенденции: товаропроизводители передовых стран получат дополнительные преимущества, в то время как конкурентоспособность предприятий отстающих стран еще более ухудшится.

Вместе с тем создание общего американо-европейского рынка расширит возможности кооперации предприятий и будет способствовать росту взаимных инвестиций, ориентированных на сочетание конкурентных преимуществ стран-участниц. Но с учетом того, что торговые барьеры между США и ЕС незначительны (средневзвешенный уровень импортного тарифа по большинству товарных групп составляет 2-4% и снизится в среднем на 3%, почти до нуля), этот эффект едва ли будет заметен в большинстве отраслей.

Тем не менее, хотя позиция европейской стороны выглядит либеральнее американской, в ЕС есть отрасли, для которых отмена таможенных тарифов и нетарифных ограничений может оказаться весьма болезненной. Это, прежде всего, фармацевтическая, автомобильная, химическая, текстильная и пищевая промышленность, которым предлагается перейти на американские стандарты, что затрагивает также интересы сельского хозяйства и вызывает беспокойство у потребителей, которые не доверяют санитарным требованиям США, а также не согласны со снижением экологических требований к выбросам предприятий. Многие граждане ЕС обеспокоены также снижением качества здравоохранения, считая, что американские стандарты медицинского обслуживания и оборудования хуже европейских. Озабоченность вызывают также содержащиеся в проекте ТТИП требования по защите интеллектуальной собственности, в отношении которых интересы европейских и американских правообладателей не совпадают. Несимметричны также содержащиеся в проекте нормы доступа к государственным закупкам сторон, которые сохраняют пока предусмотренные американским законодательством преференции местным товаропроизводителям.

Однако не столько вопросы торговой политики, сколько нормы инвестиционного партнерства вызывают основное беспокойство в странах ЕС в связи с готовящимся подписанием ТТИП. Главную угрозу составляют содержащиеся в нем новеллы относительно правовой защиты интересов иностранных инвесторов, которые создают им серьезные преимущества по сравнению с резидентами европейских стран, подрывают сложившуюся в них правовую систему, а также ущемляют интересы граждан и ставят в зависимое положение государства. Речь идет о процедурах урегулирования споров между инвестором и государством, в рамках которых первые получают возможность специального международного (вне национальных юрисдикций) арбитража в отношении ущемляющих их интересы законодательных актов национальных правительств.

В обращении ста влиятельных европейских юристов против ТТИП утверждается, что раздел данного соглашения о защите инвестиций создает существенные и процедурные привилегии иностранным инвесторам за счет всего общества.

Речь идет о праве иностранного инвестора требовать создания специального международного арбитражного суда из трех судей для рассмотрения его претензий к принимаемым политическим, административным и правовым решениям, затрагивающим его интересы. Иностранный инвестор получает право требовать от государства компенсации за понесенные потери и упущенную выгоду, даже если принимаемые государством нормы носят недискриминационный для иностранцев характер и исходят из общественных интересов защиты окружающей среды, охраны здоровья населения, прав трудящихся, рационализации путей сообщения, инженерных работ и др. социальных требований. При этом он не берет на себя никаких обязательств, исполнения которых могло бы, в свою очередь, потребовать государство.

Как утверждается в обращении юристов, принятие норм ТТИП относительно защиты инвестиций и процедуры принятия судебных решений по искам иностранного инвестора к государству повлечет дальнейшее усиление власти иностранных компаний за счет ущемления демократических прав граждан, национальных интересов и возможностей государств. Последние при каждом изменении законодательства столкнутся с множеством исков со стороны иностранных компаний и будут вынуждены платить многомиллиардные штрафы из своих бюджетов. Это парализует их политическую волю к защите общественных интересов в спорах с иностранными инвесторами. Тем самым последние получат дополнительные возможности вмешательства во внутренние дела стран пребывания и навязывания им своих интересов.

Как утверждают европейские юристы, сама процедура рассмотрения исков тремя международными арбитрами не защищена от коррупции, поскольку связывает оплату судей с рассмотрением исков, которые могут подаваться только инвесторами. У судей возникает материальная заинтересованность в рассмотрении дел по данной процедуре, которая дает им намного больше прав и возможностей по сравнению с действующей в настоящее время процессуальной системой. И самое главное, предлагаемая в ТТИП процедура подрывает ныне существующую систему включения международного арбитража только после исчерпания всех возможностей разрешения споров в национальной судебной системе.

Однако и предлагаемая европейской стороной система Инвестиционного Суда из 15 судей хоть и снимает возможность выбора судей иностранными инвесторами, по существу ничего не меняет. Как заключают свое письмо европейские юристы, ТТИП подрывает самостоятельность правовой системы ЕС, угрожает ее эффективности и универсальности правоприменения, дает возможность иностранным компаниям противодействовать принятию любых национальных законов и норм ЕС, влияющих на имущественные интересы, включая налоги, тарифы, штрафы, платежи за загрязнение окружающей среды и пр. В целом нормы инвестиционного раздела ТТИП противоречат законодательству, конституционному праву и демократическим принципам европейской правовой системы, предоставляя без какого-либо объективного обоснования права иностранным инвесторам пользоваться параллельной судебно-правовой системой.

К этому заключению юристов следует добавить, что ТТИП предусматривает включение корпораций в законодательный процесс – они получают право подавать существенные предложения к рабочей повестке дня Еврокомиссии и ведомств США. То есть еще до принятия решений и их обсуждения в органах законодательной власти корпоративный бизнес получает доступ к законодательным инициативам и тем самым становится активным участником законотворческого процесса, начиная с его предварительной фазы.

ТТИП имеет и политический аспект, подразумевая дальнейшее сращивание Европейской комиссии и ЕЦБ с соответствующими ведомствами США.

Так, последние получают право задавать вопросы в отношении проектов нормативных актов европейских регуляторов и тем самым блокировать не устраивающие их нормотворческие инициативы еще до их рассмотрения европейскими законодателями. Создается форум регуляторов США и ЕС, который должен проводить оценку регулирующего воздействия проектов нормотворческих инициатив сторон на предпринимательскую деятельность. Предусматривается прямой формат взаимодействия между ФРС и ЕЦБ с целью универсального регулирования единого рынка капитала. Одновременно усиливаются денежные власти ЕС: ЕЦБ окончательно освобождается от обязанности согласовывать свои решения с национальными государствами-членами ЕС.

Таким образом, ТТИП и ТТП, а также аналогичное Всеобъемлюще экономическое и торговое соглашение между ЕС и Канадой, по сути, означают окончательный отказ национальных государств ЕС от суверенитета в экономической области. Они идут намного дальше норм ВТО, снимая ограничения не только в международной торговле, но и унифицируя регулирование производственной сферы. Этот единый американо-европейский рынок создается за счет народов европейских государств, у которых отнимаются возможности самостоятельного регулирования хозяйственной деятельности в пользу ТНК. Последние получают серьезные правовые возможности влияния на регулирование своей деятельности за счет дальнейшего ослабления и без того уже лишенных суверенитета в торгово-экономической деятельности национальных государств. За счет снижения их возможностей усиливается также и европейская бюрократия. Одновременно укрепляется ее связь с ведомствами США. Зная, что национальное право последних пользуется приоритетом по отношению к международным обязательствам, а в ЕС – наоборот, нетрудно предположить, что роль США в случае принятия ТТИП по отношению к ЕС будет возрастать.

Важно отметить, что ни одно из рассматриваемых соглашений не предусматривает участие Китая, Индии, а также других стран БРИКС.

Это отгораживание США и ЕС от наиболее быстро растущих стран мира, на долю которых уже приходится 16% мировой торговли, 30% ВВП, 25% инвестиций, 26% территории и 42% населения неслучайно. Оно напоминает попытку доминировавшей в мировой торговле Великобритании отгородиться в годы Великой депрессии от США путем введения ограничений на ввоз американских товаров в страны своей империи. Это не помогло Лондону удержать свое доминирование в мире, но у США были развеяны все сомнения относительно целесообразности сохранения Британской империи. Поэтому после Второй мировой войны у Рузвельта и Сталина была общая позиция в пользу предоставления независимости входившим в нее странам. И у Вашингтона не получится сохранить глобальное доминирование путем сдерживания стран БРИКС через отгораживание от них своего общего с ЕС, Британским содружеством наций и Японией рынка. Степень защиты этого рынка, регулируемого нормами ВТО, не столь велика, а правила разрешения хозяйственных споров наднациональным арбитражем едва ли будут приняты странами БРИКС.

Китай, Индия и другие страны БРИКС и ШОС формируют новый мирохозяйственный уклад, отличный от принципов либеральной глобализации, навязываемых Вашингтоном.

В отличие от несущего постулата Вашингтонского консенсуса о дерегулировании экономики исходя из либертарианской доктрины рыночного фундаментализма, эти страны создают систему управления экономическим развитием, сочетающую государственное планирование и рыночную самоорганизацию, подчиняя свободу предпринимательства задачам повышения общественного благосостояния. Не максимизация прибыли любой ценой, характерная для имперского мирохозяйственного уклада, а наращивание производства для повышения уровня жизни населения исходя из принципа гармонизации интересов различных социальных групп является движущим мотивом производственных отношений нового мирохозяйственного уклада. В противовес Вашингтонскому, некоторые исследователи называют его основные принципы Пекинским консенсусом. Вслед за П. Сорокиным, который полвека назад предвидел конвергенцию сильных качеств капитализма и социализма в новом общественном строе, мы назвали его интегральным мирохозяйственным укладом.

Долгосрочное экономическое развитие характеризуется неравномерностью, нелинейностью и неравновесностью. Его можно представить как процесс смены технологических и мирохозяйственных укладов – воспроизводящихся целостных макроэкономических комплексов технологически сопряженных производств и институционально связанных производственных и властно-хозяйственных отношений соответственно1. Жизненный цикл технологического уклада составляет около 70 лет и проявляется в длинных волнах Кондратьева, которые «накатываются» друг на друга с полувековым периодом колебаний2. Жизненный цикл мирохозяйственного уклада вдвое больше технологического и проявляется он в вековых циклах накопления Арриги3. Смена технологических укладов происходит путем технологической революции4, которая проявляется в «шторме нововведений, преодолевающем экономическую депрессию»5, вызванную исчерпанием потенциала роста предыдущего технологического уклада. Смена мирохозяйственных укладов до сих пор происходила путем социальной революции и мировой войны, в ходе которых формируется новая институциональная система расширенного воспроизводства экономики с новыми производственными и властно-хозяйственными отношениями, а также смена мировых лидеров.

Именно такой революционный период мы переживаем в настоящее время. Он характеризуется одновременно происходящей сменой технологических и мирохозяйственных укладов. Создаваемый при этом резонанс технологических, экономических, социальных и политических изменений вызывает глобальные потрясения, сопровождающиеся мировыми катаклизмами.

Подобной была эпоха 1914-1945 годов, в ходе которой мир прошел через Великую депрессию, опосредовавшую смену технологических укладов, и две мировые войны, которые разрушили прежний колониальный мирохозяйственный уклад и проложили дорогу формированию двух мировых империй: капиталистической с центром в США и социалистической с центром в СССР. После распада последнего сформировалась глобальная либеральная империя с доминированием США и иерархией мировых валют, эмиссия которых обеспечила экспансию американских, европейских и японских ТНК.

В настоящее время ставший американоцентричным имперский мирохозяйственный уклад достиг пределов своего роста. Уже два десятилетия не наблюдается повышения уровня жизни населения США и ЕС на фоне быстро растущих финансовых пирамид и пузырей, обостряющихся отраслевых и территориальных диспропорций, увеличивающейся финансовой несбалансированности и усиливающегося социального неравенства. Начавшийся в 2008 г. глобальный финансовый кризис обозначил исчерпание возможностей расширенного воспроизводства этого мирохозяйственного уклада. Испытанные способы стимулирования экономического роста посредством беспрецедентной денежной накачки (денежная база доллара, фунта, евро и иены увеличилась с тех пор втрое) не дают должного эффекта. Облегчая возможности роста нового технологического уклада за счет расширения и удешевления кредита, они не могут заставить работать механизмы экономического роста: большая часть создаваемых в рамках денежной политики «количественного смягчения» кредитов остается в финансовой сфере, подпитывая финансовые пузыри деривативов и усугубляя сложившиеся диспропорции.

Институциональная система либеральной глобализации на принципах Вашингтонского консенсуса уже не обеспечивает расширенного воспроизводства американской экономики и отвергается наиболее успешными и крупными развивающимися странами.

Одновременно сформировались основы нового мирохозяйственного уклада. Его контуры прослеживаются не только в модели социалистической рыночной экономики с «китайской спецификой», но и в японской корпоративно-централизованной капиталистической экономике, а также в подобных моделях управления экономическим развитием, соответственно, Вьетнама и Южной Кореи, а также в Индии и Малайзии, реализующих свои модели интегрального мирохозяйственного уклада. Он проявляется и в быстро формирующемся Евразийском экономическом союзе, который создан Россией с заинтересованными партнерами по постсоветскому пространству. Элементы нового мирохозяйственного уклада видны и в архитектуре набирающей обороты ШОС, и в принципах работы руководителей стран БРИКС.

В отличие от принципов либеральной глобализации, оправдывающих демонтаж государственных границ да и самих национальных государств в целях обеспечения свободного движения транснационального (преимущественно американского и европейского) капитала, перечисленные интеграционные образования строятся на основе добровольности и взаимной выгоды, безусловного соблюдения суверенитета государств-участников, невмешательства в их внутренние дела и уважения культурных особенностей и разнообразия национальных систем регулирования экономики. Этим они разительно отличаются от американо-европейской модели интеграции, основанной на принудительном навязывании государствам догм Вашингтонского консенсуса в интересах олигархического капитала. Квинтэссенцией этой модели является охарактеризованное выше соглашение ТТИП, а также аналогичные ему ТТП и зона свободной торговли ЕС и Канады.

Современный ЕС можно охарактеризовать как бюрократическую империю, верховную власть в которой осуществляет европейская бюрократия во главе с Европейской комиссией и ЕЦБ.

Во всех конфликтах, возникавших между институтами ЕС и национальными государствами, неизменно выигрывала евробюрократия, навязывавшая свою политику Греции, Италии, Испании, Португалии, Венгрии, Болгарии и другим как новым, так и старым членам ЕС. При этом широко использовались методы политического шантажа, манипулирования СМИ, финансового, политического и административного давления. Члены ЕС фактически полностью утратили свой суверенитет в торгово-экономической, валютно-финансовой и военно-политической областях. В случае подписания ТТИП они потеряют суверенитет и в судебной системе, а также остатки самостоятельности в законодательной области в чувствительных для американского бизнеса сферах нормотворчества.

Как и всякая империя, ЕС стремится к расширению, прибегая к применению силы и грубому вмешательству во внутренние дела сопредельных государств. Последним ярким примером насильственного принуждения к вхождению в европейскую юрисдикцию стал государственный переворот на Украине, в результате которого при помощи еврокомиссаров и европейских политиков был установлен проамериканский неонацистский режим. Непосредственной причиной насильственного свержения легитимного президента Украины стал его отказ от подписания дискриминационного и невыгодного Украине Соглашения об Ассоциации. Сразу же после его свержения европейские политики подписали это Соглашение с нелегитимными представителями Украины, которых они привели к власти под неофашистскими лозунгами идейных последователей гитлеровских коллаборационистов.

Полное игнорирование не только норм международного права, Конституции Украины, мнения ее населения, но и открытое попрание решений Нюрнбергского трибунала, осудившего идейных вождей, поставленных управлять Украиной неонацистов, свидетельствуют о правовом нигилизме и политическом цинизме еврокомиссаров и руководителей европейских государств, подписавших нелегитимное Соглашение об ассоциации Украины и ЕС. Причем, действуя таким образом, едва ли они выражали интересы народов своих стран и ЕС в целом. Скорее наоборот, поддерживая идейных последователей Гитлера и приводя к власти на Украине неонацистов, они действовали вопреки этим интересам, провоцируя новую войну в Европе. Следствием их политики уже стала экономическая и гуманитарная катастрофа на Украине, военные преступления и преступления против человечества, совершенные их подопечными при безоговорочной поддержке евробюрократии6.

Не является секретом ведущая роль спецслужб и политиков США в организации и осуществлении государственного переворота на Украине и в дальнейшем управлении неонацистским марионеточным режимом.

Смысл этой американской агрессии заключается в провоцировании войны между НАТО и Россией в Европе с целью усиления американского контроля над ЕС и восстановления контроля над постсоветской территорией. Это нужно американской властвующей элите для сохранения доминирующего положения в мире путем жесткого подчинения своим интересам экономической периферии (важнейшей частью которой Вашингтон считает ЕС и постсоветское пространство) и сдерживания Китая. Но едва ли новая война нужна европейским народам, только оправившимся от катастроф двух мировых войн.

Из этого анализа следует подчиненная роль евробюрократии и руководителей ведущих европейских государств интересам американской властвующей элиты. Бюрократическая империя ЕС является частью американской мировой империи, обслуживающей интересы олигархического капитала, который претендует на мировое господство. Можно сказать, что он уже осуществляет это господство в рамках окончательно оформившегося после распада СССР имперского мирохозяйственного уклада. Его проявлением является либеральная глобализация и создание транснациональных регуляторов мирового рынка в интересах американо-европейско-японского крупного капитала в лице МВФ, Базельского комитета по банковскому надзору, Мирового банка и ВТО. Ради сохранения своей глобальной гегемонии американская властвующая элита ведет гибридную мировую войну с целью удержания контроля над своей периферией и уничтожения национальных суверенитетов неподконтрольных ей стран. Ключевой составляющей этой войны в силу сочетания объективных и субъективных причин является антирусская агрессия на Украине, угрожающая не только России, но и всем европейским странам.

Логика смены мирохозяйственных укладов свидетельствует о том, что мировые войны провоцируются лидером отживающего мирохозяйственного уклада с целью сохранения выгодного ему мирового порядка и удержания глобального лидерства. Однако в результате войны он терял это лидерство, оно переходило к носителю нового мирохозяйственного уклада с качественно более эффективными институтами развития экономики. Новый лидер выходил из-за спины своего изнуренного войной предшественника, присваивая себе лавры победителя и формируя новый мирохозяйственный уклад. Характерным примером могут служить Первая и Вторая мировые войны, спровоцированные английской властвующей элитой с целью взаимного уничтожения главных конкурентов (Германии и России), в результате которых глобальное лидерство перешло в конечном счете к США. Последние сегодня стремятся сохранить свою мировую гегемонию аналогичным образом, провоцируя новую мировую войну в Европе. Но в результате этой войны выигрывает Китай, совершивший экономическое чудо при опоре на американский рынок и сформировавший новый мирохозяйственный уклад.

Согласно долгосрочным закономерностям развития мировой экономики, США бесповоротно утрачивают мировую гегемонию с переходом от имперского к интегральному мирохозяйственному укладу.

Одновременно либеральная американоцентричная глобализация замещается более сложной полицентричной иерархической системой организации мировой экономики на основе крупных региональных объединений стран, формирующих свои экономические пространства. Эти объединения строятся на основе признания своеобразия стран-участниц, сочетания их конкурентных преимуществ, взаимовыгодности и добровольности. Их политика определяется общими интересами социально-экономического, научно-технического и гуманитарно-культурного развития при сохранении уникальных особенностей и уважении национального суверенитета стран-участниц.

Американская властвующая элита, конечно, может и наверняка будет пытаться удерживать глобальное доминирование любыми способами. Однако борьба с объективными законами экономического развития бесперспективна и опасна. Результаты выборов в США свидетельствуют о глубоком расколе в американском обществе. Народ перестал понимать и поддерживать истеблишмент, который готов жертвовать национальными интересами ради удержания мирового господства. Он проголосовал против курса на мировую войну, которая в гибридных формах разворачивалась уходящей администрацией. Может быть, впервые в современной истории удастся избежать войн при смене мирохозяйственных укладов.

Конечный итог нынешнего противостояния великих держав предрешен.

Центром формирования и воспроизводства нового мирохозяйственного уклада стал Китай - мировой лидер по объему производства материальных благ.

Его бессменное двадцатилетнее лидерство по темпам роста объемов производства и инвестиций свидетельствует о преимуществах институтов развития нового мирохозяйственного уклада так же, как успехи других стран, образующих его ядро, включая Японию, Корею и Индию. Предрешено также ослабление и прекращение ведущей роли США в мировой экономике. Неясно только, как много времени займет этот переход и какую роль сыграют в нем остальные страны.

Исходя из вышеизложенного, ясно, что, подписывая ТТИП, европейская бюрократия вместе с европейскими лидерами стремится сохранить роль главного партнера США в уходящем мирохозяйственном укладе. В этом стремлении они исходят из ошибочного представления о том, что действуют в основном тренде современности. Нам самом деле они действуют в кильватере политики США, властвующая элита которых стремится сохранить глобальное доминирование путем демонтажа национального суверенитета других стран. Неясна только цена, которую американские ястребы готовы заплатить за сохранение своего господствующего положения. Понятно лишь то, что они готовы бороться «до последнего украинского солдата», а также стремятся переложить бремя оплаты военных расходов на своих сателлитов.

У европейских государств есть исторический шанс предотвратить мировую войну, отказавшись обслуживать американские интересы удержания глобального доминирования. Для этого нужно «всего лишь» отказаться от участия в ТТИП и развернуться лицом к Большой Евразии, о которой говорил президент России В.В. Путин на Петербургском международном экономическом форуме в 2016 г.

До сих пор все призывы российского лидера к созданию Единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока на официальных политических форумах евробюрократией игнорировались. При этом европейские деловые круги в основном высказываются в пользу отмены санкций. Как следует из изложенного выше, хотя бы частичное восстановление суверенитета европейских государств соответствовало бы принципам нового мирохозяйственного уклада так же, как и восстановление исторической памяти и норм международного права.
Источник:  Сергей Глазьев
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~oI74q
Просмотров: 575

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии