Выбрать регион:

Южно-Китайское море и геополитика островов

Яндекс Livejournal Liveinternet
Южно-Китайское море и геополитика островов
Южно-Китайское море и геополитика островов

Леонид Савин

22 июля китайская пресса заявила, что НОАК Китая проведет 10 дневные маневры в водах вблизи восточного острова Хайнань в Южно-Китайском море.  Морская администрация по безопасности Китая заявила, что во время учений «ни одно судно не имеет права входить в обозначенный морской район».

Сюй Липин, эксперт по Юго-Восточной Азии в Китайской академии социальных наук, комментируя данное событие, отметил, что эти учения Китай проводит на законном основании на своей территории и они не имеют «ничего общего с напряжением в Южно-Китайском море... Это обычное осуществление суверенитета. Китай хочет модернизировать свой флот, чтобы убедиться, что он имеет возможность защищать свои острова и водное пространство».

Между тем, следует отметить, что накануне новый командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Скотт Свифт провел семичасовой наблюдательный полет над Южно-Китайским морем. Министерство обороны Китая в связи с этим в понедельник 20 июля выразило несогласие в связи с частыми и слишком близкими к границам Китая разведывательными акциями США, что серьезно подорвало китайско-американское доверие. Старые споры о принадлежности островов в регионе снова стали горячей темой многочисленных политических изданий, особенно в США.

Почему «больную» тему для многих государств Юго-Восточной Азии вновь стали активно подогревать и нагнетать ситуацию в первую очередь через военное присутствие той страны, которая находится за тысячи километров? Ведь США в 2015 г. уже провели ряд военно-морских учений в регионе, а в скором времени намерены осуществить еще несколько. «Тихоокеанская ось Обамы», которая привела к переброске в регион значительной части военно-морских сил, а также морской пехоты и ВВС, размещенных на базах в странах, имеющих союзные отношения с Вашингтоном, также напрямую связана с Китайской морской стратегией и созданием логистических пунктов на ранее безжизненных рифах и скалах.

Дело в том, что в апреле этого года Пекин удачно завершил строительство инфраструктуры на искусственном острове, относящемся к группе Спартли, таким образом, фактически обозначив свою суверенную зону в ранее непригодной для жизни территории. А свое право на эти острова Китай заявил в официальном обращении к генеральному секретарю ООН еще в мае 2009 г.

Намерения Китая очевидны. С растущей экономикой, увеличением экспорта энергоресурсов и сырья, которые поставляются через Малакский пролив, Пекину нужно создавать опорные пункты на море, чтобы подстраховаться от возможных рисков. Стратегия «жемчужного ожерелья», также называемая водным дублером Великого шелкового пути, призвана решить эту проблему, повторяя исторический опыт многих других государств, от Великобритании до Соединенных Штатов.


Хотя принадлежность ряда островов Китаю может показаться спорной, Пекин наравне с остальными применил древнее право Terra Incognita через осваивание указанных территорий.





 Например, на рифе Гавена остров вырос буквально из воды за каких-то полтора года.




На месте других рифов также появилась современная технологическая инфраструктура, отвечающая требованиям логистики для такого крупного государства как Китай.
 


Тем не менее, очевидно, что США не намерены давать Китаю возможности для укрепления своих опорных пунктов, и готовятся противодействовать ему с помощью военной силы. Для этого предполагается задействовать не только ВМС и ВВС (что соответствует утвержденной стратегии возможной войны с Китаем под названием «Сражение воздух-море»), но также и армию США. В рекомендациях по стратегии армии США в Азии на 2030-2040 гг., изданной в 2014 г. корпорацией RAND указано, что:

  • Военная стратегия США должна быть гибкой и устойчивой к растущим возможностям Китая, что подразумевает значительные требования к армии. Она должна отражать национальную стратегию Китая и стремиться удержать Китай на пути, совместимом с международными нормами, где стимулы для сотрудничества остаются высокими.
  • Армия США должна работать на повышение военных обязательств между Соединенными Штатами и Китаем, а также между США и региональными партнерами. Также нужно сосредоточиться на создании партнерского потенциала для того, чтобы региональные силы смогли играть более активную роль в сдерживании возможной китайской агрессии.
  • Армия должна быть готова вести и поддерживать совместные военные операции, которые могут быть более затребованы для боевой поддержки и служб поддержки сил, чем в недавних конфликтах.
  • Армия должна работать по повышению своего потенциала путем подготовки для работы в условиях деградации связи и других возможностей, вытекающих из китайских атак против спутников, киберсистем и др. Точно так же нужно будет способствовать возможностям отказа в доступе к определенным зонам, чтобы противостоять проекции китайского могущества. Также следует учитывать возможности полевого развертывания, чтобы достичь целей в самом Китае для сдерживания и ухудшения китайских возможностей по отказу в доступе, если договорные обязательства позволят это сделать.
Пентагоном также запланирована специальная инициатива по морской безопасности Юго-Восточной Азии, на которую планируется выделить 425 млн. долл.При этом Вашингтон стимулирует развитие двусторонних взаимоотношений между своими сателлитами в деле противостояния Китаю. Примером может служить совместная декларация и ряд других документов, подписанных между Филиппинами и Японией 4 июня 2015 г., отражающих не только намерения двух стран объединить усилия перед новыми вызовами, но и всячески помогать США, включая предоставление доступа на свои базы и надлежащего обеспечения.

Как пишет профессор Манильского университета Ренато Крус де Кастро, «развитие стратегического партнерства Филиппины-Япония является частью тенденции, развивающейся между партнерами США перед лицом растущей морской мощи Китая. Эти партнеры приветствуют стратегическое присутствие Америки как лучшую гарантию мира и безопасности в Южной Азии».
Бред Нельсон вообще полагает, что США слабы и действуют реактивно, тогда как Китай использует «окно возможностей», и ведет себя агрессивно, проводя политику экспансионизма. Он призывает США рекрутировать для противостояния с Китаем Японию, Индонезию, Австралию и Индию. Хотя они не имеют отношения к спорам в Южно-Китайском море, они окружают этот регион извне и сами по себе являются крупными игроками.

Это при том, что Пентагон наращивает присутствие на территории всех партнеров в регионе – Сингапуре, Австралии, Южной Корее, Японии, Филиппинах, Индонезии, Тайване, о. Гуам (+ еще есть британская база в Брунее).
Однако объективные факты показывают, что Китай всего на всего является «козлом отпущения», роль которого ему приписали с легкой руки Запада и «мировых СМИ». По данным издания TheDiplomat, которое специализируется на международных отношениях азиатско-тихоокеанского региона, Китай далеко не единственный, кто в одностороннем порядке обозначил свою территорию среди островов Спартли.
 


Вьетнам оккупировал 21 остров, пять из которых являются природными, а остальные представляют скалы или песчаные выступы. Из них 17 имеет территориальный статус. Так называемый Юго-западный кейс был захвачен у Филиппин в 1975 г. Филиппины владеют девятью - из них один представляет подводный риф. При этом планировалось обновить аэродром на о. Титу. В 2014 г., видя как Китай быстро возводит ряд объектов, Филиппины призвали к мораторию на строительство в Южно-Китайском море. Малайзия в 1983 г. захватила пять островов, а Тайвань один - о. Иту Аба, в который вложил 100 млн. долл. на восстановление инфраструктуры порта и взлетно-посадочной полосы, а также разместил там вооруженные силы. В феврале 2015 г. работы там были полностью завершены. Есть еще Бруней, но по официальным данным он использует только платформы для добычи нефти и газа на шельфе Южно-Китайского моря.
  


Крайне показательно, что до 2014 г., когда Китай начал возводить взлетно-посадочную полосу длиной 3 км.на рифе «Волшебный крест» в южной части островов Спартли, у Пекина вообще не было аэродромов на островах. А на южном рифе Джонсона строительство тоже началось в 2014 г. Так что китайцы всего лишь повторяли то, что ранее делали другие страны, и их действия никакого возмущения со стороны США не вызывали.

Кстати, китайская сторона всегда подчеркивает, что не имеет намерений проводить какие-либо агрессивные действия в Южно-Китайском море и надеется, что Обама тоже не будет идти на провокации.

Хотя США не только военно-разведывательными действиями, но и риторически постоянно подливают масла в огонь. Так, Государственный департамент США в лице госсекретарей и других представителей неоднократно заявлял, что свобода навигации в Южно-Китайском море является национальным интересом США, что до боли напоминает высказывание Картера о Персидском заливе в 1980 г., когда он пригрозил использовать военную силу, если интересы США будут поставлены под угрозу. 

При этом с характерным для американских политиков цинизмом, в США заявляют, что им совершенно не нужно ратифицировать закон о морском праве, для того, чтобы отстаивать свои национальные интересы в Южно-Китайском море. Хотя согласно стратегии своих действий в этом регионе Вашингтон будет поддерживать любые иски против Китая в арбитражных судах.

В контексте того, что через регион проходит 60% траффика мировой торговли и Вашингтон усиленно лоббирует проект Транстихоокеанского партнерства, вряд ли США прекратят свои провокации, а Китаю не будет оставаться ничего иного, как укреплять свою безопасность.
Источник:  Леонид Савин
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~2zvc5
Просмотров: 1342

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии