Выбрать регион:

Проклятие украинским национализмом

Яндекс Livejournal Liveinternet
Проклятие украинским национализмом
Проклятие украинским национализмом

Леонид Савин

С каждым днем все очевидней, что Донбасс больше никогда не будет в составе стремительно распадающейся Украины. После того, что сделала хунта с мирными городами Юго-Востока нужны не месяцы, и даже не годы, а десятилетия, чтобы психологическая травма, нанесенная жителям Донбасса была преодолена, и в историческую память, связанную с текущими событиями вошли более позитивные образы Киева, тризубца и желто-голубого флага, под которым каратели Порошенко и Коломойского терроризировали местное население. Это в лучшем случае. Опыт Грузии, Молдавии и Югославии оказался недостаточным для олигархов-политиканов, чтобы проанализировать возможные последствия для своей страны. Почему то Киев посчитал, что жители Донбасса, Буковины, Полесья, Галиции и Слобожанщины - это один неделимый народ, причем такой, с которым можно делать все, что угодно. С точки зрения гражданского национализма он, конечно, может быть единым, но только если представители власти идут навстречу пожеланиям своих граждан, а не узурпирует ее, как произошло после февральского переворота. Ведь согласно Конституции Украины власть принадлежит народу, а не чиновникам. 

Но есть и более глубинные механизмы, которые включают, но не ограничиваются религиозными предпочтениями, диалектами языка и региональными различиями, формирующими изначальную матрицу патриотизма. В стратегическую культуру также входят и определенные исторические события, а также их трактование. Параноидальная критика Российской Империи и советского наследия со стороны так называемых свидомых украинцев является ярким примером такого подхода. Почему тогда жители Юго-Востока не могут иметь собственное видение хода истории? И очевидно, что взгляд на прошедшие события на протяжении столетий в разных уголках Украины различный. На Слобожанщине - один, во Львове, который долгое время был в составе Австро-Венгрии - другой, в Причерноморье - третий, а на Донбассе - четвертый. Хотя новоделанные галицко-киевские историки и пытались создать новую мифологию, этот проект оказался полностью провальным. Не помогли ни финансирование по грантовым программам из Вашингтона и Канады на выпуск новых учебников, ни навязчивое стремление Джорджа Сороса переформатировать академическую среду, ни деятельность новых правых, неумело прыгающих от приверженности европейским традициям до расистской патологии. 

Парадокс заключается в том, что среди знаковых исторических фигур Украины оказалось слишком много людей, идеи которых не вписываются в пропаганду современных идеологов украинскости. Тот же Тарас Шевченко называл историческое руководство Украины не иначе как грязью Москвы и мусором Варшавы, указывая на продажность элит, а сама Украина, кстати, при его жизни представляла собой лишь несколько центральных регионов. Нынешние националисты забыли, что только благодаря Ленину и Сталину страна приобрела современные размеры. Также они забыли о том, что на этой территории проживал русский народ, пусть и пользовавшийся разными языковыми диалектами, как до сих пор пользуются в Германии. Жители Львова называли себя русскими еще в начале 20 века, а в транскрипции Австро-Венгерских властей - рутенами. Или русинами. Достаточно посмотреть издания диаспоры жителей этих регионов, чтобы понять, что даже используя язык, очень сильно похожий на тот, что ныне называется украинским, они называли себя русскими. Газета "Свобода" (архив доступен по адресу http://svoboda-news.com/) начала издаваться в конце 19 века в США, и везде, о чем бы не велась речь - Галиции, Волыни или Буковине, мы встречаем слова русский или русин. А сам печатный орган выпускался Союзом русского народа. Мало того, через некоторое время на передовице появляется и перевод на английский, где стоит слово Russia, но никак не Украина. Украина оставалась лишь названием края, территории, но не имела к народу никакого отношения. Лишь в 1914 г., после начала Первой мировой войны организация изменила название на Союз украинского народа, Российскую империю стала называть москалями, а сторонников политики Санкт-Петербурга, т.к. Москва не была тогда столицей, кацапами. 

И кто начал первым навязывать такую трактовку - оторвавшаяся от своих корней русская диаспора в США, попавшая под влияние идей, а может быть и финансов американского либерализма, или галицкая пропольская партия, увидевшая в немецком наступлении новые возможности для себя - этот вопрос остается открытым.
Между прочим, одна из теорий национализма как раз говорит о том, что национальная идентичность формируется исключительно под влиянием диаспоры. Бенедикт Андерсон, автор книги «Воображаемые общности: размышления о причинах и распространении национализма» утверждает, что первые нации зародились не в Европе, а в США и некоторых странах Южной Америки, где были колонии.  Представители буржуазии, оторвавшись от своих корней, начинают формировать новые психологические установки, которые позже переносятся на Alma Mater и запускают там процесс формирования нового типа общества, которое разрушает старое.

А вот известный исследователь национализма Эрнст Геллнер отмечал, что национализм направлен на создание ложного чувства солидарности у народа, манипулируя с этнической культурой и подменяя ее новыми гибридными конструкциями, такими как язык, произведения искусства и мифотворчество.

Кстати, довольно показательно, что мутация символики и терминов газеты "Свобода" продолжалась и дальше, вплоть до настоящий дней. Теперь на обложке газеты красуется не первоначальный рисунок, а образ статуи свободы, которая, как известно, олицетворяет богиню ада Гекату, освещающую факелом своды преисподней, да еще и с трезубцем, который в 1917 г. навязал в качестве герба Михаил Грушевский через издание "Народная воля", а позже был взят на вооружение УНР - группировкой политических неудачников, большая часть из которых предпочла сбежать от советской власти в Западную Европу, а не продолжать бороться за новую государственность.

И если говорить о духовном единстве или братстве русского и так называемого украинского народов, то какими критериями необходимо пользоваться? Очевидно, что сербы для нас ближе, чем галицкая средневековая элита в лице Даниила, заключившего унию с Римом. Почему? Давайте посмотрим на основные маркеры зарождения русской и сербской государственности. Они практически идентичны - на Куликовом поле битва с войском Мамая послужила катализатором объединения разрозненных русских княжеств, и буквально менее чем через десять лет состоялась Косовское сражение, от которого идет отчет сербского национального самосознания.  8 сентября 1380 г. ордынцам в районе современной Тульской области было нанесено сокрушительное поражение, а 15 июня 1389 г. объединенная армия сербских феодалов и боснийского королевства схлестнуласьс османским войском, которые вынуждены были сразу же отступить из-за гибели в бою султана Мурада Первого. Возможно, эта давняя история и является основой той незримой духовной дружбы между сербским и русским народами, которая была укреплена последующим ходом истории.

А что можно сказать о становлении украинской государственности? Где точки отчета, на которые можно объективно опереться в теории украинского национализма? Переяславскую раду не признают современные бандеровцы по причине пакта запорожских казак с Москвой. Да и запорожцы под началом Богдана Хмельницкого при походе на Варшаву были отнюдь не добры к жителям Галиции - достаточно вспомнить, как Львову пришлось выплатить значительную контрибуцию для того, чтобы город не был разграблен. Может быть, следует искать корни в Кирило-Мефодиевском братстве, которое было создано по образцу масонских орденов европейского типа? Или в выходках депутатов сейма Галиции в ноябре 1890 г., которые публично заявили, что не имеют ничего общего с русским народом? После этого, подкрепляя свои вымыслы цитатами европейских мыслителей, новоиспеченные украинцы прикрепили к себе ярлык стонущей и многострадальной нации, однако за сто лет этого искусственного самообмана даже не попытались предложить позитивный проект собственного развития. Курдский народ при таком подходе выглядит куда более симпатичным и обладающий гораздо большими правами на собственное государство со своей древней историей, культурой, языком и религиозными обычаями. А латиноамериканские гаучо, явившиеся продуктом внебрачной связи испанских конкистадоров и индейских женщин, претендуют на большую уникальность, чем бывшие русские, взявшие себе за герб хазарскую тамгу, а за национальный флаг стяг нижней Австрии.
Источник:  Леонид Савин
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~YWnvb
Просмотров: 1796

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии