Выбрать регион:

Выступление Генерального секретаря ХИЗБАЛЛЫ сейида Хасана Насраллы

Яндекс Livejournal Liveinternet
Выступление Генерального секретаря ХИЗБАЛЛЫ сейида Хасана Насраллы
Выступление Генерального секретаря ХИЗБАЛЛЫ сейида Хасана Насраллы на праздновании Дня сопротивления и освобождения (Набатия, 24 мая 2015 г.)

Приветствую вас всех, братья и сестры, и призываю на вас Божию милость и благословение!

Прежде всего хочу поблагодарить за то, что вы собрались здесь, под жарким солнцем, в этом благословенном городе Набатия, на площади Ашуры. Всем нам известно, как многое значит этот героический город и эта площадь, сколько смыслов и ценностей они воплощают, какое историческое значение имеют, какую роль сыграли они в Сопротивлении с первых же его дней. И все же позвольте мне, прежде чем приступить к освещению тем моего выступления на этом великом национальном празднике, обратиться от вашего имени и от себя лично с выражением глубочайшего соболезнования и сочувствия к нашим братьям в поселке Эль-Кадих, жестоко пострадавшим от варварского, бесчеловечного акта, совершенного против молящихся в мечети имама Али. Мы скорбим о погибших за веру и молим Всевышнего о том, чтобы раненые как можно скорее выздоровели. Молимся о том, чтобы Господь защитил, оберег их своим всевидящим недреманным оком и дал им силы противостоять нависшей над ними угрозе.

Братья и сестры! В эти дни мы отмечаем праздник вашей Победы, победы крови над мечом. Поздравляю с этим праздником всех вас, всех ливанцев, всех арабов и мусульман, всех свободолюбивых людей мира. Поздравляю также со всеми праздниками, совпадающими по времени в этом году с Днем победы: в месяце шаабане мы отмечаем день рождения  величайшего мученика за веру Абу Абдаллаха аль-Хусейна бен Али, который до сего дня побуждает нас к действию, затем день рождения имама Али бен аль-Хусейна Зейн аль-Абидина – пленника, которого не смирили тюремные оковы, затем день рождения Абу Фадля аль-Аббаса бен Али, которому раны не помешали продолжать бой вплоть до смерти, принесшей победу. В последующие дни мы будем отмечать день рождения имама-махди, на приход которого, обетованный Богом, мы все надеемся.

В начале своего выступления я хочу обратиться ко всем тем, благодаря кому появился этот праздник, осуществилась эта Победа. Ко всем павшим борцам и их семьям. Ко всем, кто был ранен, и членам их семей. Ко всем тем, кто был пленен, и их родным. Ко всем бойцам сопротивления и членам их семей. Ко всем нашим близким, к нашему народу, который мужественно держался и выстоял, который подвергался изгнанию из родных мест, обстрелам, бомбежкам, разрушениям, которые длились годами. Ко всем тем, кто основал и руководил этим движением – к павшему имаму-руководителю Мусе Садру, к его братьям и товарищам, к великому мученику исламского сопротивления сейиду Аббасу Мусави, к павшему шейху Рагебу Харбу, к павшему руководителю Имаду Мугнии. Ко всем тем, кто помогал, оказывал Сопротивлению поддержку словом и делом, деньгами и оружием, снаряжением и продовольствием и даже молитвой. К двум нашим великим и преданным друзьям: к руководству, правительству и народу Исламской Республики Иран, к руководству, правительству и народу Сирийской Арабской Республики.

Братья и сестры! Вначале я хочу поговорить о переживаемом этапе – прежде всего для того, чтобы этот опыт пошел нам на пользу. Ведь то, чему мы сегодня являемся свидетелями – это история, которая воспроизводится под новыми названиями. Кроме того, мы должны поведать новым поколениям – тем молодым людям, тем юношам и девушкам, кто родился во второй половине восьмидесятых, в девяностые и двухтысячные годы – о былых событиях, чтобы те, кто вместе с нами противостоит нынешним угрозам,  извлекли пользу из уроков прошлого.

Во-первых, когда в восемьдесят втором году произошло израильское вторжение, ливанцы разошлись в его понимании и оценке. Некоторые из них (будем говорить, не называя имен, лишь для того, чтобы вспомнить и извлечь уроки) с самого начала правильно понимали суть израильской угрозы, сионистского проекта, целей вторжения 1982 года. Они не верили тому, что тут и там говорилось об этих целях. Но, к великому сожалению, были и другие ливанцы. Некоторые из них, напротив, возлагали на израильское вторжение определенные надежды, оказывали израильтянам военную поддержку и содействие в области безопасности, вместе с ними вступали в оккупированные районы, возводили заслоны и укрепления, помогали арестовывать людей. По сути они были участниками единого проекта. Некоторые из них продолжали помогать израильскому врагу в так называемой «буферной зоне» вплоть до 25 мая 2000-го года. Другие не видели во вторжении врага никакой особенной проблемы. Они сочувствовали вторжению, относились к нему с пониманием, но не сотрудничали. Третьи не видели в нем проблемы, но не сочувствовали и не сотрудничали с оккупантами. Четвертые придерживались абсолютного нейтралитета: их не заботили угрозы, они не занимали никаких позиций, ничего не предпринимали, не задумывались ни над настоящим, ни над будущим и были поглощены лишь своими личными проблемами.

Но были люди и другого сорта. Те, кто сделал четкий выбор. Те, кто верно осознал опасности, цели, масштабы вторжения и сущность проекта. На основании этого понимания они выработали определенную позицию, проявили волю. Все это воплотилось в Сопротивлении, развернувшемся на всех уровнях. Конечно, были люди, которые, как и Сопротивление, понимали суть явлений и событий, давали им верную оценку, но и пальцем не пошевелили, считая, что они ничего не могут сделать, что им не под силу что-либо изменить, что произойдет то, чему суждено произойти. Те же, кто верил в Сопротивление, пошли по его пути, сопротивлялись словом и делом, помимо прочего верили в то, что они способны одолеть врага и одержать победу, что происходящее не является предопределенным, что результат зависит от воли мужественных людей.

Так началось Сопротивление, распространившееся от Бейрута до Южного пригорода и других пригородов столицы, охватившее Горный Ливан, Сайду, весь Юг, Западную Бекаа, Рашайю и т.д.

Во-вторых, с момента начала Сопротивления ливанцы стали занимать разные политические и информационные позиции. Под последними я имею в виду, что они выражали эти позиции через разнообразные средства информации – соответственно первому разделению.

Хочу, чтобы вы вспомнили то, что происходит сегодня. Тогда некоторые говорили об израильтянах как о друзьях, как о союзниках. Кое-кто даже смотрел на них и говорил с ними как с избавителями. Рассуждая об израильских нападениях на ливанцев, на палестинские лагеря, на всех без разбора, они приводили некие аргументы, оправдывали израильскую агрессию, возлагали ответственность на Сопротивление, считая, что действия «несчастных, обиженных» израильтян, зажатых между «двумя полумесяцами», - это лишь ответная реакция на нападения, которым их подвергает Сопротивление: мол, не предпринимайте вооруженных действий – и не будет израильской реакции. С первого же дня приверженцы определенных политических и информационных позиций говорили о том, что выбор Сопротивления, его методы неверны, что оно не имеет смысла. Они принижали значение последовательных свершений Сопротивления, которые признавались даже самими сионистскими врагами. Кое-кто внутри Ливана преувеличивал масштабы потерь Сопротивления, раздувал их до невероятных масштабов, осуждал результаты его действий, его борьбы.

Были такие, кто обвинял Сопротивление в отсутствии патриотизма, в том, что его бойцы действуют в качестве наемников Сирии или Ирана. Всегда были такие, кто оправдывал армию Антуана Лахада и пособников израильтян, сочувствовал им и защищал их. Но в то же время были и те, кто оказывал Сопротивлению политическую, информационную и массовую поддержку, возлагал на него надежды, отстаивал его, продвигал его вперед вплоть до Дня победы. Такой была политическая и информационная обстановка с июня 1982-го до мая 2000-го, до Дня победы.

В-третьих, благодаря верному пониманию, верной оценке, наличия воли и решимости началось вооруженное Сопротивление с его разными отрядами: это движение «Амаль» в лице полков ливанского сопротивления, ХИЗБАЛЛА и другие исламские силы, называвшиеся исламским сопротивлением, многочисленные патриотические партии и силы, объединенные во Фронт национального сопротивления, и наряду с ними – разнообразные отряды палестинского сопротивления, присутствовавшие в Ливане. Это Сопротивление с его различными силами и отрядами всего лишь за три года противостояния израильской армии, бросившей в Ливан, на эту маленькую территорию, сто тысяч офицеров и солдат, поддержанных десятками тысяч военных из разных стран и, к сожалению, десятками тысяч ливанцев из числа пособников и коллаборационистов, всего лишь за три года сумело нанести поражение врагам, заставить их безоговорочно – как и после первой победы – уйти из Бейрута, из Южного пригорода, из Горного Ливана, с побережья, из Сайды, Тира, Набатии, Западной Бекаа, Рашайи вплоть до «буферной зоны», известной с 1985 года. Тем самым Сопротивление доказало свою состоятельность, свою способность побеждать и освобождать нашу землю. 

Тем не менее, политический и информационный курс колебаний, страха, покорности продолжался, не прекращаясь даже накануне мая 2000-го, уже после того как израильские войска отошли к известной «буферной зоне». Сопротивление продолжало действовать с 1985-го по 2000-й годы, принесло громадные жертвы, на его алтарь легло множество павших, многие были ранены и захвачены в плен, изгнаны из своих жилищ, были разрушены дома, осуществлялась резня, происходили крупные столкновения. Случилась июльская война 1993-го, апрельская война 1996-го… Так продолжалось до мая 2000-го, когда израильтяне понесли унизительное поражение, вынуждены были уйти без всяких условий, ничего не добившись, не заключив никаких соглашений и т.д. и т.п. Это была явная, мощная, чистая победа. И давайте говорить прямо: эта Победа была достигнута благодаря отдельным ливанцам. Зачем нам врать друг другу: ее добились те ливанцы, которые верили в Сопротивление, вели его, помогали ему – при поддержке, да-да, лишь при некоторой поддержке из Ирана и Сирии и при сочувствии многих честных людей, представителей наших арабских и мусульманских народов, всех свободолюбивых людей мира. Но достигнута была эта Победа именно благодаря ливанцам, пролившим на ее алтарь кровь мучеников, тем, кто был ранен, кто страдал в плену, в тюрьмах и застенках. Она достигнута благодаря боли тех, чьи дома были разрушены, кто был лишен средств к существованию, кто подвергался пыткам, был изгнан со своей земли, кто был вынужден покинуть свои дома. Создавая Победу, эти ливанцы с самого первого дня желали, чтобы она досталась всем их соотечественникам. Эти ливанцы хотели, чтобы ее плоды достались всем. С самого начала, с 1982-го года Сопротивление верило, что оно защищает всех ливанцев, все районы Ливана, отстаивает честь, достоинство, свободу и суверенитет всех ливанцев, всей Родины, всех арабов. Поэтому никакие удары ножом в спину, никакое пособничество и предательство не помешали ему подарить свою Победу всем ливанцам, всем арабам, всем мусульманам, всем свободолюбивым людям планеты, и в особенности – гордому, сопротивляющемуся, долготерпеливому палестинскому народу. В конечном счете плодами этой Победы с 2000-го года и до сих пор пользуются все ливанцы. Разве это не истина, не факт? Я не хочу теоретизировать, все мои слова сегодня – это изложение фактов. К ливанцам вернулись их села, их поля, их дома – кроме ферм Шебаа, холмов Кфар-Шубы, ливанской части Гаджара. К ним вернулись их сыновья, их пленные, их достоинство, честь и свобода. Они стали защищать свою страну, давая отпор, который сегодня состоит в том, чтобы решить уравнение «армия – народ – Сопротивление». Этот отпор начался в июле 1993-го, продолжался в апреле 1996-го, воплотился в победе мая 2000-го, нашел подтверждение в июльской победе 2006-го. Положение Ливана в регионе, уважительный подход к нему мира убедили врага в том, что ему нет места на нашей земле, он не получит нашей воды и наших богатств. Он ушел и закрыл за собой дверь. Пусть он продолжает точить нож из-за границы, пусть продолжает нам угрожать. В 2000-м году Эхуд Барак, объясняя уход израильтян, говорил, что нет смысла оставаться в «буферной зоне», мол, расходы на то, чтобы там оставаться, слишком велики, и поэтому у него не было другого выбора, кроме как вывести оттуда войска.

Итак, благодаря своей воле мы вписали в книгу истории то, что в ней прописано. Плоды Победы, пятнадцатую годовщину которой мы с вами отмечаем сегодня, достались не какой-то одной организации, одному движению, одной партии, одному отряду, одной конфессии, одному району. Ее плодами пользуются все, в том числе арабский регион, в том числе Палестина, борьба которой является частью общей борьбы с израильским врагом.

В эти дни нельзя не сказать о том, что Сопротивление со всеми его отрядами обращалось с теми, кто совершил ошибку, сотрудничал с врагом в «буферной зоне» – с пособниками Антуана Лахада и прочими – крайне гуманно, обнаруживая высокие моральные качества. Оно поистине дало пример подлинно исламского, религиозного, нравственного и патриотического обращения. И, тем не менее, некоторые пытаются уподобить это Сопротивление, его отряды «Исламскому государству».

Возникает вопрос: если бы у этих некоторых ливанцев не было такого понимания угрозы, этого верного подхода к целям и проектам врага, если бы у них не было той воли, той решимости, той готовности к сопротивлению, что могло бы произойти? Иными словами, если бы не было сопротивления после израильского вторжения 1982-го года, где был бы сейчас Юг? Весь Юг? Где была бы Набатия, в которой вы сегодня собрались? Где была бы Бекаа, вся Бекаа? Где были бы Горный Ливан, Бейрут, его пригороды, Северный Ливан? Ведь Израиль хотел наложить руки на весь Ливан. Где был бы весь окружающий нашу страну регион, если бы не Сопротивление? Где находилась бы значительная часть ливанцев? Только попытайтесь представить это, и вы поймете, какую милость ниспослал Господь нашему народу, нашему Сопротивлению, нашим близким, подарив им эту свободу, это освобождение, это достоинство, эту честь.

Когда мы смотрим сегодня в глаза людям, даже на границе, мы видим в них спокойствие, ощущение безопасности и надежности. Когда мы смотрим в сердца людей, мы видим в них большую, твердую веру в то, что они способны дать отпор врагу, отсечь руки агрессору, положить конец всем поползновениям. Мы знаем о великой благодати, ниспосланной нам Господом за эти пятнадцать лет. Мы должны быть за нее благодарны, и нам следует сохранить ее, потому что она нам понадобится в оставшиеся дни противодействия, отпора и борьбы со всеми угрозами – израильскими и неизраильскими, нынешними и предстоящими. Эта благодать была ниспослана благодаря верному пониманию, верному подходу с самого начала.

Эти «некоторые ливанцы» не стали дожидаться Лиги арабских государств, Организации исламского сотрудничества, Совета безопасности ООН, Соединенных Штатов, Европы, Запада. Они положились на Господа, понадеялись на собственную силу, на своих мужчин и женщин, на своих героев и на своих друзей в Иране и Сирии. Сопротивление началось с первых же дней, проведя свои операции самопожертвования, потрясшие врага, смутившие его сердце, поколебавшее его веру в свою армию и в свое могущество.

Братья и сестры! Сегодня история по-новому воспроизводит себя. Проект, угрожающий сегодня государствам, народам, обществам и армиям  региона – это варварский такфиристский проект, попытку реализации которого мы сегодня наблюдаем.

Взгляните, какова разница сегодня! Сегодня, 24 мая 2015 года, говорят иначе, чем три, четыре, пять лет назад. Если бы пять лет назад мы говорили об идеологии подобных организаций, об их интеллекте и культуре, об их намерениях, нам бы сказали, что мы судим за намерения.

Отставим в сторону все эти старые речи. Давайте судить за дела – за те дела, которые мы все видим в Сирии, в Ираке, на Синае, в Йемене, повсюду, которые видели вчера в Саудовской Аравии, в Эль-Катифе.

Возьмем сегодняшнее воплощение этого проекта, то есть «Исламское государство», дополняемое, конечно, «Джебхат ан-Нусрой», «Аль-Каидой» - впрочем, это все одно и то же, поэтому будем говорить об «ИГ». Сегодня мы имеем дело с проектом, реально осуществляемым на конкретной территории. Мы не говорим о намерениях, не ведем дискуссий в исследовательском центре. Льется кровь, мы видим разрушения, убийства, изнасилования, резню. Во всех сегодняшних новостях из Сирии сообщается о 400-х жертвах в Пальмире, вырезанных «ИГ» по обвинению в сотрудничестве или принадлежности к органам государственного управления. Они грабят, совершают самые бесчеловечные, самые противные цивилизации поступки. Сегодня «Исламское государство» - это не какая-то малая группировка где-то на задворках арабо-мусульманского мира. Нет, оно распространяется. Если говорить только об официальной присяге, то она принесена на обширной территории в Сирии, на обширной территории в Ираке, на Синае, на границе с оккупированной Палестиной. «ИГ» воюет против египтян, присутствует в Йемене, в Афганистане, в Пакистане, в Ливии, в Северной Африке, в Нигерии – ведь «Боко Харам» присягнула халифу «Исламского государства». Позавчера «ИГ» заявило о себе в саудовском Эль-Катифе. Оно может присутствовать и заявить о своем присутствии повсюду, потому что у этой организации, у ее идеологии, у ее методов имеются приверженцы и сторонники.
Взять, например, «Джебхат ан-Нусру». Правда, эта организация отличается от «ИГ» тем, что действует только в Леванте. Это филиал «Аль-Каиды» в Леванте, и сейчас делается многое для того, чтобы приукрасить его, дав ему другое название – «Джейш аль-Фатх». Никакого «Джейш аль-Фатх» не существует, это та же «Нусра», тот же филиал «Аль-Каиды» в Леванте. Пусть смена названий никого не вводит в заблуждение.

Итак, что же следует делать, исходя из современного опыта, нашим народам, нашему региону, нам, ливанцам – ибо в конце выступления я хочу в основном сосредоточиться на Ливане.

Во-первых, осознать опасность и угрозу, основываясь на предыдущем опыте. К великому сожалению, в Ливане, в Сирии, в Ираке, в регионе в целом все еще есть люди, которые прячут голову в песок, говоря: «Ничего такого нет, никакой угрозы не существует, все обстоит в высшей степени благополучно». Некоторые все еще сохраняют нейтралитет в этой битве. К большому сожалению, есть и такие, кто помогает, поддерживает, возлагает надежды на эти террористические такфиристские организации, видя в них друга, союзника и избавителя – они подобны тем, о которых я говорил, когда речь шла об Израиле и 1982 годе.

Мы сегодня в опасности, братья и сестры. В прошлом на нашу землю не раз приходили армии, чтобы оккупировать ее. Но в чем состояла их цель? В том, чтобы поставить под свой контроль территорию, власть, деньги, воду, а сейчас, в новое время – нефть, газ, рынки, политические решения. Но никогда не возникало проблемы с тем, чтобы люди жили в этой стране. Чтобы они выживали, жили, несмотря на любые различия в вероучениях, конфессиональной принадлежности, мыслях, методах, традициях, обычаях, одежде, пище, питье и т.п. Сегодня же мы имеем дело с такой идеологией, которая не имеет прецедентов в истории. Поверьте, а можете и проверить и уточнить: эта идеология беспрецедентна. Это угроза самому существованию иных человеческих сообществ. Я уже не говорю об идеологии, юриспруденции, методологии, не говорю, что кто-то что-то сказал или написал. Будем говорить только о фактах. Возьмем снова Ирак: что сделало «Исламское государство» с суннитами, которые не стали с ним сотрудничать? Или даже с теми, кто сотрудничал, но отказался присягать их так называемому «халифу»? Всем нам известно, что с ними сделали. А что делают они сейчас в Мосуле, в Анбаре, в Рамади? Что сделали они с шиитами? Что сделали с христианами? Что сделали с езидами? К тому же у них нет различия между представителями разных национальностей: араб, курд, туркоман – все у них одинаковые. Разве это не факт – резня 1700, 2000, 5000, 10000 человек, резня, которая продолжается и в эту минуту, когда я с вами говорю!

Разве не то же самое в Сирии? Суннит, христианин, алавит, исмаилит, друз, не знаю кто – в чем разница между ними? А эти последние кадры, эти новости из Пальмиры! Даже между «ИГ» и «Нусрой» идет война. Почему они перессорились в Каламуне? Они выступили с заявлениями, в которых осудили друг друга. То есть приверженцы одного и того же течения, одной и той же идеологии, в прошлом члены одной и той же организации, члены одного фронта, сталкивающиеся с одинаковыми угрозами, обладают настолько недалеким умом, настолько слабы в религии, что вместо того, чтобы объединиться в противостоянии сирийской армии и Сопротивлению, воюют друг с другом. Не то чтобы я не советовал им сражаться друг с другом, пусть сражаются. Но, сражаясь, они вырезают друг друга, не берут пленных. Они сами заявляют об этом. Пленных не берут, не судят. И не расстреливают, а только режут. Они считают, что надо только резать. Таков лозунг их проекта.

Итак, мы имеем дело с проектом, с группировками, с угрозой, с организациями, не выносящими существования кого-то другого. Как я уже неоднократно говорил, ошибкой было бы думать, что здесь сунниты противопоставляются шиитам, христианам или всем прочим конфессиям и религиозным школам. Отнюдь. Речь идет о такфиристском варварстве, противопоставляющем себя всем народам региона. Выживает лишь тот, кто согласен вести такой же образ жизни, как они, кто разделяет их идеи, кто присягает их «халифу» под страхом смерти. Разумеется, это позволено только суннитам. Если суннит сдается и говорит: «Я присягаю вашему халифу, принимаю ваши методы, ваши идеи и т.д. и т.п.», - он может жить. У остальных же шансов нет.

А что делать, если кто-то понимает иначе? Несмотря на все эти факты, есть люди, которые приходят и говорит: «Нет, “ИГ” и “Нусра” хотят перемен. Это реакция на подавление, на диктаторские режимы и все такое прочее». Порой кто-то приходит, анализирует причины этого феномена, и мы не расходимся в его оценках. Если внимательно подойти к нему, осознать его цели, ход его эволюции, его следствия, то нужно занять определенную позицию. Каждый должен осознать опасность. Это угроза не только Сопротивлению в Ливане, не только угроза какой-то конфессии, какой-то части некой конфессии. Это не угроза режиму Сирии, правительству Ирака, движению в Йемене и т.п. Нет, это угроза всем. Никто не спрячет головы, не зароет ее в песок. Все эти свидетельства, эти факты, эти события, эти цифры перед вашими глазами.

Пойдем далее. Поговорили о понимании, теперь о решениях, о выборе. Кое-кто воображает, что если промолчать, не говорить ничего об «ИГ» и «Джебхат ан-Нусре», то когда они – упаси Господь – придут к власти в каком-нибудь регионе, наше молчание спасет нас и защитит. Факты говорят, что это не так.

Есть и такие, кто воображает, будто, если они назовут «ИГ» и «Нусру» повстанцами, моджахедами и борцами за свободу, окажут им информационную и политическую поддержку, то когда-нибудь, где-нибудь, где они победят, это защитит их и спасет. И тут факты говорят об обратном. В Ираке были группировки, которые сражались вместе с «Исламским государством» в Мосуле, в Салах-эд-Дине, в Анбаре. Захватив эти территории, «ИГ» потребовало от них присяги, а когда они отказались, их всех вырезали – улемов, вождей племен, воинов, надругались над их женщинами, отняли их деньги и имущество. А ведь они сражались вместе с «ИГ», воевали против иракской армии. Если кто-то в Ливане или в регионе полагает, что своим молчанием или своим восхвалением этих людей он спасет свою голову, свою конфессию, свое сообщество, то это от незнания, это иллюзия, это неверно.

Давайте посмотрим, что они - «ИГ» и «Нусра» - говорят друг о друге в своих заявлениях. Почитайте, что говорит «Джебхат ан-Нусра» об «Исламском государстве» и что говорит «Исламское государство» о «Джебхат ан-Нусре»: нарушители договоров и соглашений, вероломные предатели, убийцы и т.п. Самое простое для этих организаций – обвинять друг друга в неверии и объявлять кровь их приверженцев дозволенной без суда. Если и есть суд, то судьи у них невежественны, ничего не понимают ни в шариате, ни в фикхе – и это при том, что они претендуют на претворение в жизнь норм шариата.

Поэтому я советую тем, кто возлагает на них надежды, кто молчит, кто их поддерживает: пересмотрите свои расчеты, вы станете первыми жертвами «ИГ» и «Нусры». Абсолютно непредвзято, с братской любовью, вовсе не желая над кем-то смеяться, я говорю: первой их жертвой в Ливане падет движение «Аль-Мустакбаль», его руководители и депутаты. Жертвами «ИГ» и «Нусры» станут все. Не хочу никого пугать, но позвольте лишь спросить ливанских христиан: неужели вы думаете, что позиция тех или иных руководителей или партий, входящих в состав «Движения 14 марта», дает вам подлинную гарантию? Что она спасет вас от резни и грабежа, ваших женщин – от надругательства, ваши церкви – от разрушения? Неужели вы видите в этих людях гарантию? В том смысле, что они завтра скажут: да, мы вас поддерживали и хвалили? В свете всех этих фактов я обращаюсь с вопросом ко всем ливанцам, сирийцам, иракцам, всем народам региона, к нашим любимым братьям алавитам, друзам, исмаилитам, зейдитам, ибадитам, ко всем людям, всем конфессиям, всем религиозным школам и, конечно, ко всем, кто называет себя светскими людьми, которым еще страшнее. Я спрашиваю вас: у кого есть гарантия?

Думаете, эти люди будут придерживаться своих слов, соглашений, договоров? Я задаю этот вопрос от сердца к сердцу, от разума к сердцу – и отвечаю: нет, отнюдь нет! Давайте забудем о спорах, не будем похваляться, давайте говорить реально, ответственно.

Нельзя сидеть и ждать, нужно действовать, искать средства противодействия. Если будем сидеть сложа руки, это никуда нас не приведет, не защитит, не спасет.

Кое-кто надеется на американцев. Не стану говорить ни о предвидениях, ни об истории Америки, ни об американском проекте, ни о том, как Америка играет всеми государствами региона, государствами Залива, нашими народами, как она торгует оружием, чтобы загрузить свои заводы, как ворует нашу нефть, отнимает наши доллары, наши динары, наши богатства, как расчленяет и губит наши народы. Отложим все это в сторону.

Давайте возьмем опыт Ирака. Скоро, через две с небольшим недели, минует год со времени оккупации «Исламским государством» провинции Мосул. Это большая провинция, она в несколько раз крупнее Ливана. «ИГ»  оккупирует еще провинцию Салах-эд-Дин, провинцию Дияла, часть провинции Киркук, часть провинции Эрбиль, значительную часть провинции Анбар, угрожает Багдаду. И вот сформировалась международная коалиция под руководством Соединенных Штатов Америки. Прошел год, и чего же они добились? 

Я не хочу говорить о политике, вступать в идеологическую полемику, обсуждать намерения. Я только спрашиваю: что сделала международная коалиция под руководством США?

Число налетов, которые они совершили за год, гораздо меньше числа налетов израильской авиации на Ливан в июльской войне или израильских налетов на Газу во время 22-хдневной войны, не говоря о 51-дневной войне. Что же они сделали?

Прогнали «ИГ»? Разбили их? Всем известно, братья и сестры, а иракцам лучше других известно, что орды игиловцев со своими машинами, танками, механизмами, оружием передвигаются от города к городу, из провинции в провинцию, из Ирака в Сирию, из Сирии в Ирак под бдительным оком Соединенных Штатов. Тем, кто возлагает надежды на США в Ираке, в Сирии, в Ливане, в любом другом месте, я хочу сказать: не только Мосул не вернется, но и Рамади уйдет. Рамади захвачен спустя год после потери Мосула. Вот что ждет американцев. Но те иракцы, которые не стали дожидаться Америки, сумели благодаря своей решимости, благодаря своей армии и народному ополчению, по призыву религиозных авторитетов, сплотив усилия, вернуть Диялу, вернуть значительную часть провинции Салах-эд Дин, вернуть другие территории. Они сумели подняться против распространения этой заразы, и это оказалось им по силам. А тот, кто ждет чего-то от Америки, никуда не дойдет.

Во-вторых, возьмем Лигу арабских государств, общеарабскую армию. Кто-то может сказать: зачем вы себя утруждаете, ведь есть арабская армия? Мы живем во время «Бури решимости», она защитит Ливан, она защитит народы региона! Поистине можно только удивляться такому пониманию, таким рассуждениям!

Взгляните, кто идейно и информационно поддерживает «Исламское государство» и «Нусру»? Даже по спутниковым каналам тех, кто осуществляет «Бурю решимости», мы видим явную поддержку. Они радуются победам «ИГ» и поражениям и жертвам тех, кто противостоит «ИГ» и «Нусре». Кто официально и неофициально дает им деньги и оружие? Кто покупает у них нефть?
Именно те, на чью защиту мы надеемся.

Истинный и верный выбор – в том, что иракцы, сирийцы, ливанцы, йеменцы и все народы региона должны надеяться на самих себя. Им следует набраться решимости, поверить в свои силы, установить между собой сотрудничество, встать плечом к плечу, помогать друг другу, искать подлинных и честных друзей, которые могут им помочь и поддержать, главным из которых является Исламская Республика Иран. Им следует знать, что благодаря сознательности и воле они смогут нанести поражение этому варварскому и несправедливому такфиристскому проекту. Они не сильнее Израиля, они не сильнее Америки, а ведь те движения, те народы региона, которые встали на путь сопротивления, сумели нанести поражение Израилю, победить Америку. Здесь играет роль обман, вакуум сознания, замешательство. Нужно преодолеть этот этап, осознать, что мы можем многое, опираясь на наш национальный потенциал, на нашу молодежь, на наши армии. Нужно лишь урегулировать разногласия, разрешить спорные вопросы во всех наших странах. Ибо эта битва – битва за выживание. Это битва за существование Ирака и его народа, битва за существование Сирии и ее народа, битва за существование Ливана и его народа и т.д.

Когда идет битва за существование, следует отложить остальные сражения – за интересы, за привилегии, за реформы, за демократию…

Так бывает во всех странах мира: когда возникает угроза самому существованию страны, оппозиция не только замолкает, но и сотрудничает с правительством, помогает правительству предпринимать необходимые меры. Разве не так?

Сегодня наш регион, наши государства, наши народы ведут битву за существование.

Исходя из всего сказанного, исходя из опыта, из верного понимания перспектив, хочу сказать следующее.

Во-первых, мы призываем всех в Ливане и в регионе взять на себя ответственность в деле противостояния этой угрозе, преодолеть колебания, перестать молчать, отказаться от нейтральной позиции, не говоря уже о поддержке.

Я знаю, что кое-кто в Ливане имеет свои расчеты. Например, «Движение 14 марта» в целом имеет проблему с расчетами. Да, в Сирии сейчас присутствует режим президента Башара Асада, а с ним сирийская армия и т.д. Присутствует там и «ИГ», и «Нусра». Там же и ваши друзья, оппозиционная Национальная коалиция. Но может ли кто-то из этой коалиции прийти в районы, контролируемые игиловцами и «Нусрой»? не будут они для вас гарантией и защитой. Они добиваются лишь победы над режимом президента Башара Асада и в ожидании этой победы связывают надежды с «Исламским государством» и «Нусрой». Между тем как именно их им следовало бы больше всего бояться. Когда-то во время Июльской войны раздавались голоса, говорившие о том, что надо опасаться победы ХИЗБАЛЛЫ. Вы помните: уже на раннем этапе, когда люди поняли, что ХИЗБАЛЛА, все отряды Сопротивления победят, кое-кто стал публично говорить: мы опасаемся победы ХИЗБАЛЛЫ. Я тогда сказал – тоже по видео, потому что шла война: не бойтесь победы ХИЗБАЛЛЫ, бойтесь ее поражения. И сегодня я говорю: бойтесь победы этих людей и не бойтесь победы других.

Давайте рассуждать реалистично: если в Сирии победит режим и союзные ему силы, мы обеспечим всем ливанцам гарантию. Сирийское руководство, сирийский народ обладают тем, что позволяет сказать: гарантия будет. Я спрашиваю вас: если, не дай Бог (а мы это исключаем и должны сделать все, чтобы этого не допустить), победит «ИГ» и «Нусра», сможете ли вы гарантировать себя, не гарантировав остальных ливанцев?

Надеюсь когда-нибудь получить от вас ответ на этот вопрос.

Во-вторых, неверно представлять сражение против этих террористических организаций на границах Ливана и внутри страны – как, например, в Арсале - как сражение некой партии, желающей привлечь к нему государство и армию. Отнюдь нет, это битва всего Ливана. Исходя из такого понимания, государство должно взять на себя ответственность в полном объеме. Мы не хотим втягивать вас, мы призываем вас защитить свою землю, свою страну, свой суверенитет, свой народ, взять на себя ответственность, а не избегать ее.

В-третьих, битва в Каламуне продолжается и, даст Бог, будет продолжаться до тех пор, пока сирийская армия, силы народной самообороны и бойцы Сопротивления не смогут полностью обезопасить ливанско-сирийскую границу. Это с одной стороны.
С другой стороны, в-четвертых, проблема города Арсаль и  гор Арсаля продолжает существовать, поскольку фактически это сейчас проблема всей ливанской границы. Из всего приграничного горного района только  горы Арсаля остаются вне контроля боевиков.

Что касается города Арсаль, хочу сегодня сказать прямо. Те же слова я говорил, когда из Арсаля шли начиненные взрывчаткой машины, перевозимые сынами и дочерьми Арсаля, которые сейчас сидят в тюрьмах, которых судит ливанский суд. Когда рвали нашу плоть и проливали нашу кровь в Хермеле, в Наби-Умане, в Южном пригороде, в Бир-Хасане, мы говорили: жители Арсаля – наши люди, наши братья, наши любимые, дорогая часть нашего народа.

В этом вопросе не может быть никакой торговли. Мы не согласимся и никогда не соглашались с тем, чтобы их постигло зло, чтобы кто-то обращался с ними безответственно. Здесь мы должны заявить о том, что мы гордимся нашими земляками в Баальбек-Хермеле. Хотя некоторые из этих группировок, в том числе жители Арсаля, убивали молодежь из семей Баальбек-Хермеля, население Арсаля не подверглось никаким преследованиям. Так гуманно, цивилизованно, высоконравственно поступили жители Баальбек-Хермеля. И с кем? С теми, кто посылал начиненные взрывчаткой автомобили, кто убивал их женщин и детей, вырезал мужчин! Таков наш подход к жителям Арсаля. Вы говорите, что это прерогатива государства? Ладно, пусть так, разве мы говорим что-то другое? И мы говорим, что это прерогатива государства. Министр внутренних дел в нынешнем правительстве говорит: город Арсаль оккупирован группировками боевиков. Хорошо, министр из движения «Мустакбаль» говорит, что город оккупирован. Если это не частное мнение, то ливанское государство должно вернуть оккупированный город, возвратить его население, живущее под оккупацией, вернуть тех людей, которых похищают, убивают, вырезают. Вы знаете, что в Арсале есть суды «ИГ», суды «Нусры», они судят, убивают, казнят: «Такой-то что-то съел, такой-то что-то выпил, такой-то что-то сделал, что-то сказал». Не так ли? Всем это известно. Пожалуйста, действуйте, возьмите на себя ответственность, докажите, что вы государство, что вы правительство, заботящееся о своем народе, о своей территории, о своем суверенитете, о своих полномочиях. Не избегайте дискуссии на эту тему. Ведь есть Совет министров, несколько министерских фракций, настаивающих на обсуждении этого вопроса в Совете министров. Самое простое – согласиться на такое обсуждение. А если считаете, что обсуждение не требуется, то положитесь на Бога и примите решение. Нам известно, мои сведения на этот счет надежны и верны, поступают они прямо из Арсаля и свидетельствуют о том, что подавляющее большинство его жителей сегодня пересмотрели все свои былые позиции, ощутили тяжкое бремя, налагаемое  вооруженными группировками. Они нуждаются в том, чтобы кто-то протянул им руку помощи. Мы, дорогие наши земляки в Арсале, всегда готовы протянуть вам руку братства, руку помощи, готовы встать рядом с вами, но и государство должно взять на себя ответственность. Советую всем сегодня вывести вопрос о жителях Арсаля, жителях города Арсаль за пределы межконфессиональных торгов. Это не в ваших интересах. Я лишь советую: не надо здесь торговаться.

Что касается  горного района Арсаля. Если государство не хочет брать на себя ответственность, то я сегодня, 24 мая 2015 года, подобно тому, что я говорил 25 мая два года назад о Кусейре, скажу о Каламуне. Земляки в Бекаа, в Баальбек-Хермеле, позвольте мне ясно высказаться. Говорите что хотите, обвиняйте в чем хотите, называйте меня как хотите, наделяйте любыми эпитетами, но я скажу: наши достойные братья в Баальбек-Хермеле, их племена, их семьи, их политические силы, каждый из них не согласится с тем, чтобы хоть один террорист, хоть один такфирист остался хоть на одном из холмов Арсаля или Бекаа.

Лишь такое решение защитит жителей Арсаля. Лишь оно позволит им отправиться на свои холмы, в свои каменоломни, на свои поля, куда их не пускают боевики, позволит им мирно жить в своих домах и вернуться под власть государства.

В-четвертых, в День сопротивления и освобождения мы придерживаемся золотого уравнения: «армия – народ – сопротивление». Национальная армия, народное сопротивление, народное лоно. Это уравнение победы – победы мая 2000-го и июля 2006-го. Такое уравнение позволит противостоять израильтянам, такфиристам и любой другой угрозе. Те, кто погиб в противостоянии Израилю – это офицеры и солдаты армии, бойцы Сопротивления, сыны ливанского народа. А те, кто сейчас уже годами гибнет в Бекаа – это офицеры и солдаты ливанской армии, бойцы Сопротивления и сыны ливанского народа.

Таково уравнение победы, уравнение отпора. Давайте же выведем его за пределы Ливана, предложим его Сирии. Ведь именно Сирия начала использовать его несколько лет назад. Давайте предложим его Ираку, начавшему использовать его год назад. Предложим его Йемену, начавшему использовать его 60 дней назад. Предложим его всем государствам, народам и армиям, которым грозят опасности. Сегодня в Ираке недостаточно армии, он нуждается в народе, нуждается в народном сопротивлении, в народном ополчении, которое должно разрастаться и охватить всех, шиитские и суннитские племена, всех сынов Ирака – курдов, туркоманов, все народные силы.

Армия, народ и сопротивление в Ираке нанесли поражение «ИГ» в Салах-эд-Дине и Дияле и способно победить тысячу «исламских государств» в Анбаре и Мосуле.

То же и в Сирии: сирийская армия, народное сопротивление, воплощенное в силах народной самообороны, вовлеченность народа помогли Сирии выстоять до сих пор в этой мировой войне.

Широкомасштабная саудовско-американская агрессия в Йемене не добилась ни одной из своих целей, потому что этой агрессии противостоит йеменская армия, йеменское народное сопротивление, вовлеченность в борьбу йеменского народа.

Сегодня мы предлагаем это уравнение всем народам региона, желающим победить. Мы несомненно можем добиться победы, нужно лишь иметь понимание, дать верный анализ ситуации, набраться решимости, занять позицию и выйти на бой.

В-пятых, об израильском опыте, братья и сестры. Спустя семьдесят шесть лет после первого поражения 1948 г., на протяжении десятилетий и до сих пор израильтяне сумели добиться результата: расчленения рядов. Так, борьба против Египта означала Синай: мол, вернем им Синай и нейтрализуем Египет. Борьба против Иордании – это «пограничные территории», борьба против Сирии – Голаны, борьба против Ливана – «буферная зона», борьба против палестинцев – Западный берег и Газа. К великому сожалению, им удалось расчленить эту битву, эту войну, и это произведенное израильтянами расчленение – одна из причин их успеха, их силы и мощи в этой войне, растянувшейся на десятилетия.

Если сегодня я, ливанец, захочу помочь палестинцу, то мне надо представить доводы «логики, закона, права, культуры, нравственности, ценностей» и т.п. Ливанцы мне скажут: «Какое тебе дело до палестинцев?». Если захочу помочь сирийцу, меня спросят: «Какое тебе дело до сирийцев?». Если иракец захочет помочь палестинцу, ему скажут: «Какое дело тебе, иракцу, до палестинцев?». Разве не такая «культура» преобладает сегодня?

Кто создал эту «культуру»? Америка, Израиль и информационная, политическая и культурная элита нашего арабского мира.

Поэтому Палестина до сего дня страдает от поражения 1948 г.: ведь палестинский народ предоставлен самому себе, разъединен на Западный берег и Газу. Даже внутри самого палестинского народа сектор Газа существует отдельно, Западный берег отдельно, беженцы отдельно и Иерусалим отдельно.

Добившись расчленения, Израиль сумел одолеть нас во многих местах и во многих войнах.

Сегодня, когда идет борьба с этой угрозой, которая не меньше, чем угроза израильская, задача поставлена все так же: расчленить эту борьбу. Какое нам дело до Ирака? Пусть иракцы решают свои проблемы. Какое нам дело до Сирии? Пусть сирийцы сами решают свои проблемы. Какое дело до Ливана? Пусть ливанцы сами решают свои проблемы. Пусть египтяне решают свою проблему на Синае, пусть йеменцы в самом Йемене решают свои проблемы. Никому нет дело до этих проблем, как и до проблемы Израиля: пусть палестинцы сами решают свои проблемы.

Это стратегическая ошибка, историческая ошибка, смертельная ошибка. Сегодня мы призываем к созданию единого фронта. Да, сражаться порознь невозможно!

Приведу простой пример: если бы больше года назад «Исламское государство» получило отпор в Ираке, сегодня оно не контролировало бы ни Мосула, ни Салах-эд-Дина, ни Диялы, ни части Киркука, ни Анбара. У него было влияние лишь в нескольких городах, в нескольких деревнях и в нескольких других местах. Но когда весь мир промолчал о делах «ИГ» в Сирии, куда они направились?  У «ИГ» есть свой проект. Они направились в Ракку – и не потому, что решили отказаться от Дамаска. Нет, у них есть проект, и от них требуется проект. Они отправились в Ракку, в Дейр-эз-Зор, к сирийско-иракской границе, дошли до Хасеке, до Халеба, до северных пригородов Халеба, заполучили нефть и газ. Но «ИГ» предоставили самому себе. Весь мир видел, что они делают, видела Турция, видела Америка, видела Иордания, вся планета видела – и предоставила «ИГ» возможность торговать нефтью. Они стали торговать собственной нефтью, импортировать оружие, наращивать свой потенциал. У них появились танки и лагеря, к ним потекли тысячи такфиристов со всего мира. Они возникли в Сирии – и одним ударом овладели Мосулом, Салах-эд-Дином, Диялой, угрожали Эрбилю, угрожали Багдаду, захватили значительную  часть Анбара и продолжают угрожать.

Если бы «Исламскому государству» не позволили овладеть этими районами в Сирии, Ирак не постигло бы то, что постигло. Несколько дней сердца обливались кровью, когда мы видели тысячи, десятки тысяч иракцев, покидающих Рамади. Каждый брал с собой свою мать, жену, детей, каждый нес небольшой мешок, все шли, и в глазах их читались ужас и скорбь.

Кто же в этом виноват? И разве только в Рамади это случилось? Отнюдь. Вернитесь на год с лишним или два года назад. Все те, кто молчал, когда «ИГ» действовало в Сирии, виноваты в том, что происходит в Ираке, виноваты в том, что сегодня произошло в Пальмире. Но те, кто сражался в меру своих сил, не виноваты: они выполнили свой долг и внесли свой вклад.

Итак, мы призываем рассматривать эту битву целостно. Наша борьба в Сирии, братья и сестры, развивалась постепенно, поэтапно, как мы об этом и говорили с самого начала. Когда вначале возникла угроза мечети Сейиды Зейнаб, мы отправились туда, когда возникла угроза Кусейру, мы отправились в Кусейр, когда угроза нависла над Каламуном из-за начиненных взрывчаткой автомобилей, мы отправились в Каламун.

Но примерно два года назад вопрос вышел за такие рамки. Сегодня, исходя из этого подхода, мы сражаемся бок о бок с нашими сирийскими братьями, бок о бок с армией, с народом, с сирийским народным сопротивлением. Сражаемся в Дамаске и в Халебе, в Хомсе и Дейр-эз-Зоре, в Хасеке и Каламуне, в Кусейре и Идлибе. Мы сражаемся, отталкиваясь от такого подхода, считаем, что это борьба в защиту всех: Сирии, Ливана, Ирака, Йемена и Палестины, в защиту Рамади и Арсаля, Баальбека и Кербелы, Дамаска и Латакии, Халеба и всего нашего региона. Это наше присутствие будет расширяться всякий раз, когда мы почувствуем, что оно необходимо.

Сегодня, в годовщину победы Сопротивления, я заявляю: наше присутствие в Сирии обусловлено этим политико-стратегическим и идейным видением, этим глубоким пониманием, этим точным подходом, этой верной позицией.

И поэтому я прямо скажу: в Сирии мы присутствуем не в каком-то определенном месте; мы присутствуем там во многих местах. Я говорю вам сегодня: мы будем присутствовать в Сирии везде, где этого потребуют интересы сражения. Мы – их братья, их мужчины, мы способны вместе с сирийской армией, народом и сопротивлением дать отпор агрессии и добиться победы.
В-шестых, поскольку «Исламское государство» стоит на пороге у всех, я призываю Саудовскую Аравию прекратить свою агрессию против Йемена, помочь политическому диалогу, который, как обещано, должен состояться в Женеве через несколько дней, всерьез пойти по пути политического внутрийеменского урегулирования, которое положит конец этой войне, этой трагедии.

В-седьмых, я призываю правительство Бахрейна перестать рассчитывать на то, что бахрейнский народ отчаялся, отказался от продолжения борьбы, которая, даст Бог, пусть и не сразу, увенчается успехом. Я призываю выпустить заключенных, и в первую очередь видных деятелей и улемов, отказаться от формальных судилищ, подобных тому, какое мы наблюдали насколько дней назад, когда судили шейха Али Сальмана. Я призываю бахрейнское правительство примириться со своим народом, ибо «ИГ» стоит на пороге у всех. Вы не сможете отодвинуть эту угрозу, если не пойдете по пути национального диалога, национального примирения, общенародного решения существующих проблем. 

В-восьмых, несмотря на все, что происходит в регионе, мы остаемся здесь, на Юге, в Южном Ливане, на всем протяжении его границ и побережий. Мы внимательно следим за главным врагом, за тем, как развивается главная битва, исполняем главный завет. Мы не ушли и не уйдем с этого фронта, пусть это знают все. Кое-кто говорит: «Коли вы так сильны, бросьте все свои силы на Сирию». Нет, мы вынуждены сегодня присутствовать на двух фронтах. Мы не уйдем с этого фронта, не станем его игнорировать. Оба эти фронта связаны между собой; более того, по сути, они представляют собой единый фронт с точки зрения целей.

С этого фронта мы не уйдем, будем продолжать действовать и присутствовать, следить за информацией, наблюдать за всеми передвижениями и планами врага, сохранять готовность. Нас не отвлекут другие заботы, сколь бы велики они ни были. Мы будем отслеживать все действия, все передвижения, все намерения сионистского врага, его слова и мысли у нас под контролем. Знайте, братья и сестры, знайте, наши родные на Юге и в Западном Бекаа, в Хасбайе и в Рашайе, наши родные во всем Ливане, знайте, что это Сопротивление находится в состоянии наивысшей готовности, в расцвете силы и могущества. Враг знает это лучше, чем знают ливанцы, и поэтому боится, всячески учитывает это, продолжает свои психологические войны, свои угрозы, которые нас не пугают, которые не смогут изменить нашей позиции и уменьшить нашу решимость.

Мы понимаем, что рядом затаился враг, который рассчитывает не только на истощение сил Сопротивления в Ливане, но и на истощение всех народов региона, всех армий региона, всех движений сопротивления в регионе. Это всегда надо учитывать. Я заверяю вас: мы сохраняем бдительность, очень большую бдительность. Ни на секунду нельзя забывать об этом враге.

В-девятых, ливанский народ принес огромные жертвы в борьбе за освобождение своей страны, за свободу своего народа, его достоинства и чести. Было множество павших, раненых, плененных, изгнанных из своих домов. В нынешней битве за существование тоже требуются большие жертвы. Эта битва более масштабна, более серьезна, более жестока, потому что она так или иначе ведется внутри нашего дома. Тот, кто хочет защитить наше существование, отстоять достоинство и честь родины, должен быть готовым к принесению жертв.

Поэтому я говорю некоторым ливанцам: стыдно вам подсчитывать число наших борцов, павших в сражениях. Постыдитесь: что вы каждый день говорите нам: здесь убито 30, там 40, там 50, там 100? Неужели нам нужно стыдиться своих павших героев? Неужели это для нас позорно, унизительно? Мы говорим вам: это битва за то, чтобы дышать, битва за существование, жестокая битва за каждый холм, за каждую долину, за каждый дом. И в ней не обойтись без жертв.

Пусть вам станет стыдно за себя. Не считайте наших павших. Благодаря павшим, раненым, плененным вы живете. Вы, те, кто нас сегодня упрекает и стыдит, живете в безопасности и мире в этой стране. Поэтому перестаньте!  Знайте, что ваши упреки ничего не изменят, ничего не ускорят и не замедлят, не пошатнут нашей воли, нашей решимости, не поколеблют наших решений. Сейчас идет психологическая война, оплачиваемая американским посольством и многими государствами. Иностранные государства платят сегодня деньги, чтобы вы говорили: «ХИЗБАЛЛА переживает кризис, ХИЗБАЛЛА то, ХИЗБАЛЛА се».  С 2005 года про нас говорят, что мы переживаем кризис, а мы идем от победы к победе.

Еще говорят: у ХИЗБАЛЛЫ внутренние проблемы. Между тем нигде в мире нет партии, чье руководство, чьи кадры, мужчины и женщины, старые и молодые были бы настолько едины в решимости вести эту справедливую борьбу. Или говорят: у ХИЗБАЛЛЫ проблема с молодежью, поэтому они бросают в бой детей. При этом ссылаются на единственный случай, когда погиб юноша из подготовительной группы. У нас есть молодежная программа для юношей 15 – 16 лет: мы берем их в лагерь, чтобы их образовать, научить жизни в природе. Иногда случаются происшествия. Один из юношей погиб в результате такого происшествия, и мы причислили его к павшим. И с того дня и до сих пор говорят: у них нет мужчин, они забирают детей. Стыд вам и позор!

Кое-кто запустил вчера слух о том, что сейид собирается объявить всеобщую мобилизацию. Я не объявлял всеобщую мобилизацию, еще рано, все обстоит вполне благополучно. Да, я сказал, что, возможно, придет день, когда мы объявим всеобщую мобилизацию, но мы ее не объявляли. Я говорю всем этим людям: даже если я не объявлю всеобщую мобилизацию, а руководство ХИЗБАЛЛЫ примет решение об участии в боях, вы увидите десятки тысяч мужчин на каждом поле боя.

Братья и сестры! Народ Ливана, народ Сирии, народ Палестины, народы региона, которые возлагают надежды на несколько сил, в том числе на нас! В День победы  Сопротивления хочу сказать вам… Враги мне верят, но некоторые из врагов, рядящиеся в одежды друзей, сомневаются. Обычно я избегаю клятв, но сегодня хочу поклясться вам Всемогущим Богом: никогда еще с июня 1982 года Сопротивление не было столь сплоченным, столь многочисленным, столь сильным, столь оснащенным, столь мощным в количественном и качественном отношении, столь опытным, столь преисполненным решимости, никогда его бойцы не были столь полны энтузиазма и готовности вести бой, как сегодня, 24 мая 2015 года.

Сопротивление шло от победы к победе, в 1985-м, в 2000-м, в 2006-м, вплоть до нынешней победы, которую мы видим в Сирии. Подлинная победа в Сирии состоит в том, что четыре с лишним года назад они хотели одолеть ее за два-три месяца, но Сирия выстояла и продолжает сражаться. Скажу еще раз: Сопротивление добилось этих побед благодаря золотому уравнению. В День сопротивления и освобождения, в День Победы я говорю: если мы станем полагаться на Всевышнего, если армии, народы и движения сопротивления в регионе будут полагаться на Всевышнего, если мы не будем полагаться на наших врагов, считать их хорошими и ждать от них добра, если будем обращаться за помощью к подлинным друзьям, полагаться на наши силы, нашу волю, наши умы, на наших героев, мужчин и юношей, то этот такфиристский проект потерпит крах, будет уничтожен и ничего от него не останется.

Еще раз поздравляю вас с этим праздником, с этой победой. Вместе продолжим путь Сопротивления, вместе добьемся новых побед. Да пребудут с вами мир, Божия милость и благословение. С праздником!
Источник:  ХИЗБАЛЛА
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~7ec00
Просмотров: 1274

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии