Выбрать регион:

Компания, которую они поддерживают

Яндекс Livejournal Liveinternet
Компания, которую они поддерживают
Компания, которую они поддерживают

Ян Браун

О свободной любви между крупными благотворительными организациями и транснациональными корпорациями. 

"Сейчас критический момент для детей во всем мире", предупреждает Джастин Форсайт в ежегодном отчете за 2013 год некоммерческой организации Save the Children. Исполнительный директор британского отделения этой международной неправительственной организации прав как никогда. Бесполезные войны, переселение, вызванное изменением климата, усиление уродливого правого крыла в политике - человеческие жертвы высоки. Дети и женщины, как всегда, несут на себе это бремя.«Мы стоим перед благоприятной возможностью, задачей и ответственностью», продолжает Форсайт. «Если мы собираемся оказывать на детей еще большее воздействие, мы должны разрабатывать различные инновационные подходы». Марк Голдринг, возглавляющий Oxfam GB, вторит: «Наша задача не только продолжать эту работу, но и наращивать ее масштаб. CARE International не менее амбициозна, решив сосредоточить еще больше усилий на расширении возможностей женщин и девочек. Несмотря на экономический спад, эти три международные НПО собрали в прошлом году средства в размере $ 3,2 млрд, чтобы потратить на бедных. Save the Children в Великобритании удалось совершить 20-процентный скачок в 2012-13 гг., в результате чего ее доход достиг рекордных $ 525 млн, отчасти за счет корпоративных пожертвований, с трети в 2012 до $ 40 млн в 2013 году. 

Партнеры с неограниченной ответственностью

Корпоративное финансирование международных НПО не является чем-то новым. CAREUSA сотрудничал с Coca-Cola в течение трех десятилетий. "Мы очень благодарны за доверие, оказанное нам сострадательнымиспонсорами и партнерами, говорит CARE в годовом отчете за 2013 г. Так же, как Coca-Cola, CARE считает производителей оружия General Electric и Boeing, а также предприятия по производству одежды Nike и Gap среди своих основных спонсоров. Oxfam также подхватил корпоративную повестку дня и «гордится тем, что находится на переднем крае партнерских отношений между деловыми кругами и НПО». Миссия Save the Children и того прозрачнее: «Объединившись с Save the Children при выходе на рынок с новым или существующим продуктом, можно поднять продажи, профиль и клиентскую базу». 
Но дает ли такое партнерство взаимовыгодное решение, заявленное НПО и их корпоративными спонсорами, или есть проигравшие? Говорит ли по делу консультант частного сектора Oxfam Эринх Сахан когда пишет в своем блоге: «Я хочу верить, что следование получению прибыли приведет к устойчивому миру и концу бедности»? Одним из таких партнерств является Save the Children и гигант фармацевтической промышленности Glaxo Smith Kline (GSK). Начиная с 2011 года Save the Children получили выгоду от инициативы GSK реинвестировать 20 процентов прибыли в наименее развитые страны мира (доля глобальной прибыли в $ 7,5 млрдв 2013 году) в проекты, усиливающие инфраструктуру здравоохранения и поддерживающие научные исследования и развитие детской фармакологии. На своем сайте Save the Children утверждает, что миллиону детей будет оказана помощь в результате новаторского соглашения, подписанного с GSK, с целью улучшить здоровье детей в ряде беднейших стран Африки. 
«Объединившись с Save the Children при выходе на рынок с новым или существующим продуктом, можно поднять продажи, профиль и клиентскую базу» - заверяет Save the Children потенциальных корпоративных партнеров. О чем нет упоминания на сайте Save the Children, так это об одном из менее благоприятных для детей продуктов GSK - антидепрессанте Paxil (Seroxat / пароксетин). В 2012 компания была оштрафована на $ 3 млрд правительством США после признания виновной в уголовных обвинениях, в том числе подкупе врачей и поощрению выписывать рецепты на Paxil детям, хотя препарат не был пригоден или одобрен для этойцели. "Мы бы никогда не стали воздерживаться от разговора на эту тему из-за того, что у нас партнерство с конкретной компанией. Это явно компрометировало бы наши ценности", - заявляют Save the Children. Когда с ними связались с просьбой прокомментировать, они признали, что были "в курсе сообщений по поводу истории с Paxil... но мы убеждены, что риски перевешиваются выгодой от партнерства». 
Бескомпромиссный взгляд Oxfam на мир, где у каждого в достатке еды, воплощается в громкой кампании ‘Behind the Brands’(‘Что стоит за брендами’), которая обещает «обеспечить людей... информацией, необходимой для призвания к ответственности Большой десятки [Глобальных производителей продуктов питания и напитков]». Одной из таких компаний является Unilever, к которой Oxfam до недавнего времени справедливо относился критически: «запись о правах на землю [Unilever] оставляет желать лучшего». В соответствии со своей собственной политикой ответственного подбора поставщиков, Unilever не будет требовать от 80 процентов своих поставщиков учитывать права женщин навладение землей до конца 2017 года. В прошлом Гринпис обвинял Unilever в закупке пальмового масла у Индонезийских поставщиков, в результате деятельности которых «уничтожались районы девственных лесов, осушались и сжигалисьторфяники». Компания была недавно оштрафована на $ 120 млн Еврокомиссией за формирование картеля с фиксацией цен в Европе вместе с Proctor& Gamble. 
И все же, несмотря на всю критику, «Unilever является активным сторонником борьбы против изменения климата и новых бизнес-моделей, которые приносят пользу бедным фермерам», - как утверждает Пенни Фаулер, глава команды частного сектора Oxfam. «[Мы] будем продолжать сотрудничать с Unilever и другими компаниями, потому что снижение уровня бедности и неравенства хорошо для бизнеса и всех нас». Oxfam в настоящее время помогает транснациональным компаниям в рамках программы"Корпоративное обручение'', «включить тысячи мелких фермеров в свою [компании Unilever] глобальную цепочку поставок». Но действительно ли это инновационный способ покончить с нищетой или Oxfam помогает богатым компаниям становиться еще богаче за счет бедных фермеров? Пол Полман, исполнительный директор Unilever, не сомневается в выгоде для компании, благодаря «партнерам, которые помогают нам реализовать эту новую бизнес-модель». 
CAREUSA также льет елей по поводу работы с транснациональными корпорациями. «[Мы] верим, что динамические партнерства имеют решающее значение в решении глобальных проблем. Наши партнеры намерены развивать и поддерживать социально-ориентированные инициативы, создающие более крепкие сообщества в развивающемся мире при одновременном усилении бизнеса и его развитии». Одним из таких партнеров является Nike Foundation, намеревающийся пожертвовать 1,6 процентов прибыли до уплаты налогов на добрые дела, работающий над тем, «чтобы раскрыть уникальный потенциал девочек-подростков, чтобы покончить с бедностью для них самих и всего мира". Nike называет его «эффект девушки». 
В 2000 г. в документальном фильме BBC показали использование детского труда и плохие условия работы на камбоджийской фабрике Nike. В фильме рассказывается о 7 девушках в возрасте 12 лет, которые работали 7 дней в неделю, часто по 16 часов в день. Nike бичевали по всему миру из-за использования потогонного труда с 1990 года, однако не далее как в 2013 Nike заявил, что треть его договорных фабрик, или потенциально 300,000 рабочих, по-прежнему не отвечают минимальным стандартам компании по обращению с рабочими. 

Близкие компаньоны

Является ли Nike действительно "сострадательным" спонсором, которым можно гордиться, как хотели бы нас заставить поверить CARE? Или все три НПО стали слишком близки с большими, недобросовестными компаниями, предпочитающими использовать масштабные, разрекламированные схемы, при помощи которых снабжаются продовольствием и медикаментами нуждающиеся, а ТНК имеют более высокий уровень прибыли за счет низкооплачиваемого труда, решающего эндемичные, структурные причины бедности? О том, насколько близкими стали ТНК и международные благотворительные организации, можно судить, обратив взгляд на тех, кто находится на вершине НПО. Алекс Каммингс является одновременно казначеем CARE USA и исполнительным вице-президентом компании Coca-Cola. Пол Катлер, директор по персоналу SavetheChildren,является бывшим сотрудником GSK. Дам Марджори Скардино, попечитель Oxfam, член списка богатых людей Forbes, является независимым директором Nokia, спонсора Oxfam. Связь с влиятельными политическими фигурами также видна. Джастин Форсайт, исполнительный директор Save the Children с доходом $ 200 000 в год и попечитель Oxfam Дэвид Питт-Ватсон - оба бывшие советники спорных по репутации премьеров новых лейбористов Тони Блэра и Гордона Брауна соответственно. Гораздо более тревожным, однако, является обвинение в том, что крупные международные НПО помогают легитимировать такие компании, как GSK, Coca-Cola, Nike и Unilever, вместо того чтобы призвать их к ответственности за серьезные злоупотребления. Если ТНК используют корпоративные схемы социальной ответственности, немного больше переплатив, чтобы обелить свою репутацию, действительно ли НПО нужно включаться в эти процессы?  
Источник:  Ян Браун
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~vuqFp
Просмотров: 1386

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии