Выбрать регион:

Черногория - Сербская Спарта или Сербский Крым

Яндекс Livejournal Liveinternet
Черногория - Сербская Спарта или Сербский Крым

Черногория - Сербская Спарта или Сербский Крым

Черногория только что попросила Россию воздержатся от односторонних акций, которые не помогают восстановлению мира и безопасности на Украине. Таким образом, в соответствии с мнением “всего международного общества”, Черногория не признает результаты референдума в Крыму.

Нет, это не шутка с интернет-страниц, это картина сегодняшней Черногории. Еще больше удивляет тот факт, что Черногория не первый раз “угрожает” России. Недавно в конце 2013 года, черногорское правительство отказало в разрешении кораблям российского ВМФ остановиться в Черногории на правах гуманитарного пребывания. Эта практика обычна для стран побережья, даже государств НАТО. К примеру, русские военные корабли по утверждённой процедуре часто пристают к греческим и турецким портам, хотя эти обе страны входят в НАТО. Но Черногория как страна-кандидат на вступление в НАТО постоянно пытается доказать преданность своим хозяевам из Штатов и таким образом ставит страну в дурацкое положение. Как мы, сербы говорим, пытаются быть большим католиком, чем папа. 

Откуда такие заявления? Почему Черногория, которая 100 лет назад воевала против далекой ей Японии как союзник России, сегодня себя так ведет? В чем фишка, спросили бы дети. Дело, конечно, не в стремлении Черногории к Западу как вековому направлению или желанию населения пойти в сторону Запада, а снова, как и в других ситуациях, в геополитике. Под конец 90-х гг. Слободан Милошевич, президент Сербии в это время, все больше и больше терял власть, а после 1997 года потерял и доверие Запада, которое ему временно было предоставлено из-за предательства сербов Крайны (сегодняшней Хорватии), которые был выгнаны хорватами, американскими контрактниками в 1995 г. и “конструктивными действиями” Милошевича в Боснии и Герцеговине. Я имею в виду участие в Дейтонском мирном соглашении 1995 года, которое в это время было вредно для сербов Боснии и Герцеговины,  но по иронии судьбы сегодня оно является гарантом существования Республики Сербской. Как бы то ни было, Черногория тогда находилась в составе союзного государства с Сербией под названием Федеральная Республика Югославия. В окружении международных санкций Черногория финансировалась контрабандой сигарет и не только. Большую часть 90-х гг. руководство Черногории себя идентифицировало с Югославией и заявляло о принадлежности черногорцев сербскому народу. Черногорию часто называют Сербская Спарта по известному героизму сербских спартанцев – черногорцев в борьбе против турков в течении веков, а иногда Венеции и даже Наполеона. После 1995 г. Запад предложил Милу Джукановичу, одному из двух главных лидеров Черногории, кинуть Милошевича и стать несомненным хозяином Черногории. В результате обработки Джуканович разбил Демократическую Партию Социалистов Черногории, победил своего соперника и бывшего союзника Момира Булатовича, и получил защиту Запада, который ему позволил сохранить все богатство, полученное контрабандой и, конечно, власть. В обмен Черногория фактически уже стала независимым государством в Югославии. Вместо динара они ввели немецкую марку, потом евро, не предоставляли платежи в федеральные институты, и всеми возможными способами с поддержкой Запада вчерашние сербы, руководители Черногории практически отделяли Черногорию от Сербии.

Два года спустя в 1999 г., когда НАТО напало на Югославию, Мило договорился, чтобы НАТО не бомбил сильно Черногорию, а с этого времени появилось и известное ироничное граффити в Черногории: “бомбите и нас тоже, у нас нет чумы”. Слава Богу, что не бомбили сильно, но ценой было предательство Сербии в свое время большим и гордым сербом Джукановичем. В первой стадии с 1997 по 2000 гг., когда Милошевич потерял власть, Джуканович не выступал как сепаратист и антисерб, но после демократических перемен, как мы называем 2000 г., Мило стал поднимать антисербскую риторику. Мило перестал себя называть сербом, помог искусственному расколу в Сербской православной церкви[1], помогая так называемой Черногорской православной церкви, вводил латиницу вместо кириллицы где возможно, помог выдумыванию “черногорского языка”, а потом несуществующий язык ввёл в Конституцию, государство на уровне образования масштабно начало искажать историю, уменьшая сербскую сущность черногорцев, одним словом, всеми способами помогая созданию ложной идентичности и дискриминации сербского имени во всех формах, а союзное государство всё больше и больше существовало только на бумаге. Кульминация ненависти ко всему сербскому случилась в 2006 году, когда Мило провел референдум о независимости. Хотя были многочисленные нарушения, представители ЕС сказали, что все было чисто, и с разницей в несколько тысяч голосов Черногория стала независимым государством.

Таким образом, Западу, наконец, удалось выиграть еще одну геополитическую битву над сербами, после изгнания сербов из Крайны и частей Боснии и Герцеговины, оторвали сербов (русских на средиземноморье) от теплого моря. Да, физически там остались многие люди, считающие себя сербами, но их государство стало не их, а клиентским государством, враждебным Сербии и сербским интересам на Балканах, что Черногория и доказала признанием нелегальной сецессии албанскими властями оккупированного НАТО союзом Косово и Метохии. Черногория перестала быть сербской Спартой, а сербский народ, который создал Черногорию, стал меньшинством на своей земле, народом в цепях международной мафии.

Два года назад Запад использовал уже обработаный в Черногории рецепт, бывшие националисты Томислав Николич и Александар Вучич, ныне президент и заместитель премьер-министра в Сербии, с помощью президента Черногории Мила Джукановича получили власть в Сербии. Они под лозунгами патриотизма взяли власть и сразу после этого начали действовать прямо противоположно собственным лозунгам. Таким образом, не только Черногория стала бывшей сербской страной, а и сама Сербия стала бывшей сербской страной, заложником Запада и местной мафии, и потеряла независимость. В день референдума в Крыму 16 марта и в Сербии будут выборы. По словам великого психоаналитика Карла Густава Юнга, получился синхронницитет. Предвыборная кампания прошла под ужасным давлением СМИ, прозападные, про-ЕС партии заняли почти все пространство в телевидении и печати, а сербские патриотические, прорусские и анти-ЕС/НАТО партии почти не были видны в медийном пространстве, кроме интернета и улицы. Поэтому именно мы не освободимся от иностранной оккупации сразу, но события в Крыму идут на пользу патриотических сил и выборы в Сербии могут быть началом освобождения Сербии и, соответственно, больших перемен на Балканах. И мы сербы, которые любим свою страну и народ, надеемся, что ветер свободы с Крыма подует и в Белграде, а потом и по всем сербским землям. А зачем сербские добровольцы поехали бы в Крым, если бы мы ощущали эту проблему не так близко? 

Картина Черногории сегодня это то, что бы случилось с Крымом спустя несколько лет, если бы его захватили бандеровцы. Только в Черногории русские соответствуют сербам, бандеровцы – эквивалент черногорцев, которые перестали себя называть сербами[2], а крымские татары соответствовали бы меньшинствам в Черногории (мусульмане, албанцы, хорваты), которые в любом случае в моменты кризиса или собственной силы будут против России, то есть Сербии в случае нашего Крыма – Черногории.

Тихое большинство, сербы в Черногории, поднимают голову как русские в Крыму и на юго-востоке Украины. Недавно в черногорском городе Беране партия власти проиграла муниципальные выборы, а народ, как и народ Крыма, Донецка, Харькова, Одессы праздновал, размахивая сербскими национальными флагами, красно-сине-белым триколорами (а не новым неисторическим черногорским государственным флагом). Добавлю, что только несколько дней до выборов сербы Берана митинговали в поддержку русских на Украине. Это событие, конечно, стало сигналом для криминальной прозападной “элиты” Черногории. Из всех сербов, которые, и так русофилы, черногорцы всегда были самыми большими русофилами. Власть Черногории поняла, что в народе сработал сербский и руссофильский архетип, и они предались панике. Они видят, что Русская весна очередной раз в истории может вызвать и Сербскую весну, поэтому и пытаются в зародыше остановить возможные возмущения. Только так можно объяснить и понять смешные и нелогичные дипломатические шаги МИДа Черногории.

Русская весна дает сербскому народу Балкан надежду на будущее объединение и освобождение. Если сербы объединятся, то и русские вернулся к своему вековому стремлению и мечте – средиземноморью. Но и России нужно активно работать, помогать патриотическим силам, прежде всего в самой Сербии, но и в других сербских землях, работать в гуманитарной сфере, давать стипендии сербским студентам и школьникам, чтобы они могли учиться в России, усиливать сотрудничество в области культуры, как высокой, так и популярной, открыть телеканалы типа RT на сербском языке, таким образом, объединить пространство сербского языка, то есть большую часть Балкан. И конечно всеми силами помочь президенту Республики Сербской Милораду Додику, единственному независимому и честному сербскому патриоту во власти, а также открытому другу России, который и в сегодняшней тяжелой ситуации поддерживает Россию и желание народа Крыма и русских Украины. В моменте освобождения Россия должна прислать и военную помощь, усилить сербскую армию и объединенное государство. Объединенные сербы, русские на Средиземноморье, могут способствовать осуществлению долгосрочного стремления России к теплому морю и как союзник приведут русский флот в Адриатику. В отличие от Тартуса и Латакии в Сирии, окруженного нестабильностью, русские корабли в сербских портах имели бы вокруг 600 километров дружественной территории. Таким образом, будет не важно, что между объединенной Сербией и Россией находятся страны НАТО и ЕС. Между Штатами и Израилем гораздо больше километров, чем между Россией и Сербией, тем не менее, они самые близкие союзники. Почему сербы и русские не могли бы создать такой же союз. Но времени мало, и России нужно действовать, помогать Сербам так же уверенно и решительно, так же смело и красиво, как и своим в Крыму.

Перед нами большие времена, нужно думать в больших масштабах!



[1] На самом деле, настоящего раскола не было просто потому, что у так называемой “Черногорской православной церквы” почти нет священников. Они больше похожи на НКО чем на церковь, но, тем не менее, раскол искусственно навязывается при государственной поддержке этого проекта.  

[2] Слово черногорец раньше само собой подразумевало сербскую идентичность так же, как и в России слово сибиряк, донец, уралец подразумевает русскую идентичность. Сегодня, если человек говорит что он черногорец, всегда нужно уточнять, подразумевает ли он региональную сербскую идентичность или новосозданную национальную.

Источник:  Стеван Гайич (Белград, Сербия)
Короткая ссылка на новость: http://pluriversum.org/~xPOD7
Просмотров: 1937

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставлять комментарии