PLURIVERSUM
Сейчас читаете:
О фонологических языковых союзах
Полная статья 1 мин. чтения

О фонологических языковых союзах

Роман Якобсон

Роман Якобсон

Преобладание интересов генетического порядка в языковедении отодвигало до недавнего времени на задний план вопрос об общих явлениях в строе соседних языков, поскольку такие явления не находили себе объяснения в общем происхождении этих языков. Но наука о языке призвана подвергнуть обследованию наряду с языковыми семействами также языковые союзы. Языковыми союзами называются, согласно терминологии Н. С. Трубецкого, одобренной Гаагским международным съездом лингвистов, такие группы географически смежных языков, которые характеризуются благоприобретенными структуральными сходствами. Фонологическая постановка вопроса о языковых союзах обещает быть особенно плодотворной.

Для многих составных элементов фонологических систем характерно широкое распространение, выходящее за пределы отдельного языка или языкового семейства. Например, политония (т. е. наличие различий в характере словесного ударения, способных диференцировать значение слов, например, противопоставление восходящего и нисходящего ударения (примеры различий в характере словесного ударения, служащих словоравличению: сербское села с восходящим ударением на 1-ом слоге означает род. над. ед. ч. существительного село, а с нисходящим ударением на 1-ом слоге — им. над. множ. ч. того же слова; соответственно.слово бацати означает в первом случае метать, во втором ■<— колоть и т. п.) обычно образует яэыковые союзы большого масштаба. Таков тихоокеанский языковый союз, охватывающий тибето-китайскую группу яэыков, аннамское и малайское семейство, японский язык, аинский и гиляцкий. Значительные политонические союзы имеют место также в Центральной Африке и в Америке. Наконец, языки Балтийского побережья также составляют языковый союз, характеризуемый политонией. Сюда относятся языки — шведский, норвежский, кроме его северозападного диалекта, бблыпая часть датских говоров, некоторые немецкие прибалтийские говоры, северно-кашубское наречие, литовский и латышский, ливский и эстонский. Во всех языках этого союэа, кроме литовско-латышского семейства, политония является новообразованием. Мне известен только один лингвистический остров, характеризующийся политонией: сербо-хорватский язык, ва вычетом юго-восточной окраины, и прилегающие к нему краинско-словенские говоры. Следует учесть, что сербо-хорватская фонология — типичнореликтовая, ее пафос — сохранение праславянского строя. Это — отложение некогда обширного массива индоевропейских политонических языков. История утраты политонии этими языками в сопоставлении с историей их миграции составляет одну из интереснейших проблем исторической фонологии. Русская наука последних десятилетий показала наличие особого географического мира, который она окрестила «Евразией», дабы отличить его от соседних географических миров — Европы и Азии. Физическая и экономическая география, история и археология, антропология и наконец этнография устанавливают ряд отличительных признаков евразийского мира. Недавняя работа Зеленина обнаружила характерные функциональные особенности, отличающие словесные запреты народов Евразии от табу прочих народов и таким образом впервые выявила общеевраэийские особенности языковой культуры. Там, где есть общность отношения говорящих к слову, естественно предположить и наличие совпадения в яэыковой структуре непосредственно. Фонологическое исследование позволяет наметить общеевраэийские изофоны (географические границы звуковых явлений) и говорить о евразийском союзе. Языки евравийского союза характеризуются совмещением двух фонологических признаков: 1) монотония, т. е. отсутствие политонии, 2) тембровые различия согласных. Существует два типа диференциации согласных по тембру: противопоставление мягких и твердых согласных и противопоставление темных и светлых согласных. Акустический эффект темности согласных достигается путем округления и выдвижения губ, при производстве светлых согласных эта дополнительная работа отсутствует. Если с артикуляцией согласных сочетается в качестве дополнительной работы поднятие средней части языка к нёбу, эта дополнительная работа вызывает акустическое впечатление мягкости; при производстве твердых согласных эта работа отсутствует. Фонологическая категория мягких согласных расщепляет ческолько языковых семейств. Иэ славянских языков все восточно-славянские диалекты (великорусские, украинские и белорусские), польский язык, кроме его северной окраины, и восточно-болгарские говоры наделены этой категорией, тогда как чешский, словацкий, кашубский и лужицкие языки, а также сербо-хорватский, словенский и вападно-болгарское наречие лишены ее. Ив романских явыков лишены категории мягких согласных все, кроме молдавского, т. е. восточного представителя румынской группы, а иэ индийских языков — все, кроме цыганских наречий России и Польши. Характерно в этом отношении и финно-угорское яэыковое семейство: фонологическая мягкость согласных налицо в мордовском, зырянском, пермяцком, вотяцком, черемисском, в южных говорах карельского, на восточной окраине суоми и в восточных говорах эстонского языка, в остяцком, а также в родственной финно-угорским языкам самоедской группе. Мягкость согласных отсутствует в прочих говорах карельского, суоми и эстонского языка, в ливском, в лопарском и в мадярском. В большинстве тюркских языков, обладающих мягкими согласными, взаимно противопоставлены не мягкие и твердые согласные сами по себе, а неразрывные мягкие и твердые слоги, т. е, сочетания мягких согласных с мягкими (по месту артикуляции передними) гласными противопоставлены сочетаниям твердых согласных с твердыми ( артикуляторно -задними ) гласными (Примеры из казак-киргизского: ал — возьми; ель — кисть руки; ак — белый, екь — сей (повелит, наклонение). Это явление отмечено в татарском, казак-киргизском, каракиргизском, башкирском, туркменском, азербайджанском, в языке бессарабских гагауэов и в неиранизованных узбекских говорах. Самостоятельная мягкость согласных налицо в явыке караимов, вкрапленном в пограничную территорию между русским и польским языками. Переходный тип от комбинаторного к самостоятельному противопоставлению мягких и твердых согласных дан в чувашском языке, к которому в этом отношении примыкают, кстати сказать, и некоторые черемисские говоры, тогда как в прочих черемисских говорах мягкие согласные фигурируют самостоятельно. Противопоставление мягких и твердых согласных вовсе отсутствует в османскотурецком яэыке и в иранизованных узбекских говорах. Самостоятельною мягкостью согласных наделены монгольские наречия, например, калмыцкое, халхаское, ордоское, дагурское. В северно-кавказских яэыках частью бытует противопоставление мягких и твердых, частью противопоставление темных и светлых согласных, частью оба вместе. Территориальное распространение тембровых противопоставлений согласных охватывает таким образом три равнины — беломорско-кавказскую, западно-сибирскую и туркестанскую, т. е, то основное ядро, где сказываются и характернейшие географические особенности евразийского мира. Юго-западная окраина этого фонологического объединения занимает клин евразийских степей, свисающий вдоль западного берега Черного моря от Одессы к Балканам. Наконец, на востоке языки с фонологической мягкостью согласных покрывают так называемое монгольское ядро континента, которое по ряду признаков также принадлежит Евразии. В большинстве случаев наблюдается необычайный параллелизм между фонологическими и географическими показаниями. Например, армянский язык и картвельская группа (грузинский и пр.) лишены тембровых противопоставлений, а география и этнография согласно свидетельствуют, что занятая этими языками область характеризуется переходностью от Евразии к соседним месторазвитиям. Точно так же палеоазийские яэыки подтверждают тевис географа Савицкого, что Дальний Восток находится вне евразийского мира. Характерную симметрию в структуре границ Евразии обнаруживают и физическая география, и фонология. Н а крайнем северовостоке и на крайнем северо-западе с евразийскими явыками соседят монотонические языки без тембровых различий согласных: с одной стороны, чукотский, юкагирский и т. п., с другой — суоми и лопарский. На северо-западе и на протяжении всего востока евразийский союз граничит с политоническими союзами — балтийским и тихоокеанским. Наконец, на юге-западе и юге соседи евразийского союза — снова монотонические языки, не различающие согласных по тембру: основной массив языков Европы, османо-турецкий язык, картвельская группа и индоевропейские языки Среднего Востока (армянский и индо-иранская группа). Вне той территориально непрерывной группы языков, которую мы поименовали евразийским яэыковым союзом, нет в настоящее время на основном материке Старого Света, т. е. на том материке, в состав которого входит Евразия, ни одного языка, обладающего сочетанием монотонии с различением согласных по тембру. Только между языками прилегающих к этому материку островов — на крайнем западе европейского мира — есть один язык, содержащий сочетание этих признаков, а именно — ирландский язык. Мы могли констатировать только одно заметное расхождение между фонологической границей и инородными изолиниями, определяющими контуры Евразии; в польских. пределах евразийские изофоны оказались агрессивнее физико-географических признаков и исторических границ. Изолиния мягкости согласных вклинивается в оба политонических языковых союза, окаймляющих евразийский языковый союз. Фонологическою мягкостью согласных наделены с одной стороны литовский, при чем роль ее усиливается по мере приближения к русской языковой границе, восточно-латышские и восточно-эстонские говоры, с другой стороны — гиляцкий и японский, кроме его восточного наречия. Мы наметили, зону распространения, тембровых различий согласных. Но чтобы выяснить рельеф фонологического союза и в частности обнаружить основной очаг или очаги этих явлений на территории Евразии, необходимо расследовать и картографировать степень использования тембровых различий и функциональную нагрузку в отдельных языках. Статической характеристикой проблема не исчерпывается. У евразийского языкового союза есть своя история и в частности своя историческая фонология. Границы, да и самые признаки языкового союза меняются подобно границам и характерным признакам языка. Не познав языкового союза в его становлении, нельзя по-настоящему охватить его сущность. Наметим лишь главные вехи. Уже алфавит древнейших тюркских памятников, восходящий к VI в. по P. X., свидетельствует о наличии противопоставления мягких и твердых слогов. Это явление можно предполагать уже в т. н. праалтайском языке, к которому восходят тюркские, монгольские и маньчжуро-тунгузские языки. Если ныне зона монотонии шире зоны мягкости согласных, и именно мягкость согласных является характернейшим компонентом евразийского сочетания фонологических признаков, то первоначально обратно — зона мягкости согласных была шире, а зона монотонии уже, — тогда именно монотония была характернейшим компонентом названного сочетания. Были времена, когда изолиния мягкости согласных захватывала различные политонические языки, окаймлявшие урало-алтайский языковый мир. Как известно, политонией характеризовался праславянский язык; этот язык усвоил в эпоху, предшествовавшую его диалектическому членению, противопоставление мягких и твердых слогов. Совместно с политонией самостоятельная мягкость согласных бытовала в древне-индийском языке, засвидетельствована она и в китайском в VII в. по P. X. В дальнейшем зона мягкости согласных суживается. В средне-индийском языке ее уже нет; китайский утратил мягкость согласных на рубеже минувшего и нынешнего тысячелетия. Тогда же началось упразднение тембровых различий согласных на юго-западной окраине славянского мира; сперва в çep6q-хорватском и словенском, далее в западно-болгарском, чешском и словацком. Это сужение 8оны фонологической мягкости согласных сопровождается другим явлением, своего рода реакцией против первого: как западные, так и восточные аванпосты евразийского языкового мира повысили роль противопоставления согласных по мягкости и твердости, — в течение первых веков нынешнего тысячелетия они ввели взамен мягкости слогов самостоятельную мягкость согласных. Так можно приблизительно датировать возникновение самостоятельной мягкости согласных, с одной стороны, в монгольских наречиях, с другой — в восточном секторе славянского и финского мира и, повидимому, в западном авангарде тюркских языков Евразии. По крайней мере, оба потомка половецкого языка — язык северо-западных караимов и ныне вымерший армяно-кипчакский язык — являются единственными тюркскими языками, где засвидетельствована самостоятельная мягкость согласных. Мы ограничились в нашем докладе немногими примерами фонологических союэов, но можно с уверенностью сказать, что одной из злободневнейших задач фонологии является разработка фонологической географии и в конечном счете фонологическое зонирование мира. Текст доклада, прочитанного на фонологической конференции в Праге 20 декабря 1930 г. Источник: Евразия в свете языкознания. Прага: Издательство евразийцев, 1931.

Введите запрос и нажмите Enter