PLURIVERSUM
Сейчас читаете:
Томас Санкара — африканский Че Гевара
Полная статья 6 мин. чтения

Томас Санкара — африканский Че Гевара

Томас Санкара - африканский Че Гевара

Томас Исидор Ноэль Санкара, президент Буркина-Фасо, жил на жалование армейского капитана, составлявшее $345 в месяц, а президентскую зарплату в $2000 перечислял в сиротский фонд. После смерти президента выяснилось, что из имущества, принадлежавшего ему лично, какую-либо ценность представляет лишь старенький «Пежо», купленный ещё до прихода к власти, холодильник со сломанным морозильником, три гитары и четыре велосипеда. Санкара руководил страной «на общественных началах». Он даже запретил поставить в своём кабинете кондиционер, поскольку ему «стыдно перед людьми, которым недоступна такая роскошь». Этот президент действительно выглядит уникальным примером на фоне других правителей Черной Африки, живущих в роскоши дворцов, которые легко могли бы дать фору виллам белых колонизаторов. Президент-аскет, заслуживший прозвище «африканского Че», и убитый своим другом и ближайшим соратником, навсегда стал легендой для народа.

Тела Санкары и двенадцати его ближайших помощников, убитых в ходе государственного переворота, совершённого советником президента Блезом Компаоре, были второпях зарыты в безымянной могиле. Вскоре она стала объектом настоящего паломничества.

Но Санкару помнят не только за бедную жизнь, сама по себе она вряд ли может считаться большим достоинством. «Революция чести», лидером которой был погибший президент, стала одной из самых радикальных и успешных попыток модернизации за всю историю Африки. Четыре года социальной революции до неузнаваемости изменили небольшую африканскую страну.

Офицер, гитарист, байкер

Санкара родился в 1949 году, его родители были из разных племенных групп. Это означало, что Тома был ребёнком «третьего сорта» в кастовой системе народа Мосси, к которому принадлежала его семья. Родные надеялись, что Санкара станет католическим священником, однако Тома предпочёл бороться за лучшую жизнь на этом свете, а не обещать её другим на небесах. В 19 лет он начинает военную карьеру и делает серьёзные успехи, через год его отправляют на Мадагаскар в школу офицеров. Там он становится свидетелем двух народных восстаний — 1971 и 1972 года, которые формируют политические взгляды будущего революционера. Возвратившись на родину, Санкара быстро набирает популярность в столице страны Уагадугу. Молодой успешный офицер, Тома к тому же и неплохой гитарист — он играет в группе «Tout-?-Coup Jazz», — а также завзятый байкер.

В 1976 году Санкару повышают по службе, его назначают командующим тренировочного центра армейских командос, однако фактически — это ссылка популярного командира подальше от центра политической жизни. В лагере Тома встречает единомышленников — Анри Зонго, Жана-Баптиста Букари Лингани и Блеза Компаоре, — с которыми создаёт подпольную организацию «Группа офицеров-коммунистов». Младшие офицеры стран третьего мира в те годы были серьёзной революционной силой. Армия была по необходимости «европейской», в то время как общество оставалось отсталым, «азиатским»; офицерский корпус — это наиболее образованные и наименее привязанные к традиции элементы общества. Также немаловажно, что в армии могли сделать карьеру выходцы из небогатых семей.

Министр на велосипеде

В сентябре 1981 года Санкара, назначенный Государственным Секретарём по информации в военном правительстве, удивил своих коллег по кабинету тем, что приехал на первое же заседание на велосипеде. Однако уже в апреле Тома оказывается в оппозиции военным, которые, по его мнению, проводили антирабочую политику. Следующий военный переворот, произошедший в ноябре 1982 года, приносит Санкаре пост премьер-министра. Но и теперь он недолго задерживается в правительственном кресле. После визита французского советника по делам Африки и сына президента Франции Жана-Кристофа Миттерана, Санкару отправляют в отставку и сажают под домашний арест. Франции, которая по-прежнему хозяйничает в Верхней Вольте, как в своей колонии, не нравится молодой офицер-радикал в правительстве.

Но отставка Санкары привела к непредвиденным для французов и местных элит результатам. Узнав о том, что их любимца заключили под арест, восстали жители бедных районов Уагадугу. Бунт был подавлен, но уже через два месяца, 4 августа, поднялся столичный гарнизон под командованием Блеза Компаоре. Освобождённый из-под ареста Санкара становится президентом страны, которая через некоторое время была переименована из Верхней Вольты в Буркина-Фасо («Землю неподкупных»).

«Революция чести»

Тридцатитрёхлетний Санкара объявляет начало демократической и народной революции, в ходе которой должны быть побеждены коррупция, голод, болезни и безграмотность. Первым же шагом «Революции чести» становится отмена дани племенным вождям и обязательных барщинных отработок для крестьян. Вместо архаичной племенной структуры власти были созданы Комитеты защиты революции — массовые организации, которым выдавалось оружие, а также народное ополчение SERNAPO. Обе меры были направлены на ограничение власти армии в пользу народа. Армейский магазин, где офицерам продавались дефицитные товары по низким ценам, был превращён в государственный супермаркет (первый в стране) для всех.

Правительство Санкары проводит беспрецедентные для Западной Африки меры по улучшению положения женщины — были запрещены варварский обычай обрезания женских гениталий и многожёнство, началось распространение средств контрацепции. Женщина была уравнена в правах с мужчиной, был также введён «День Женщины» — в этот день мужчина был обязан заниматься домашним хозяйством.

На счету революции также 2,5 миллиона прививок, сделанных детям в ходе «Битвы за здоровье», списание долгов мелким арендаторам, отмена подушного налога, 10 миллионов посаженных деревьев — они остановили наступление песков Сахары. Санкара продал все правительственные «мерседесы» и купил министрам автомобили «Рено-5», самые дешёвые из тех, что продавались в стране. Уже через три года после прихода Санкары к власти он осуществил то, что нам так долго обещают «оранжевые» политики, — в 1986 году Всемирный Банк констатирует, что в Буркина-Фасо искоренена коррупция.

Энергичная преобразовательная деятельность Санкары вызвала острую реакцию соседних режимов. Конференция глав стран-соседей Буркина-Фасо, прошедшая под патронатом Франции в сентябре 1986 года в столице Кот Д’Ивуара Ямусукро, потребовала от революционного президента «не соблазнять чернь несбыточными надеждами». Однако действительной причиной беспокойства было то, что надежды начали сбываться, а граждане стран-соседей тоже захотели перемен «как у Санкары».

После Санкары

Заговор против Санкары возглавил Блез Компаоре, которому сам президент доверял, называл другом и «лучшим революционером». Однако ещё до переворота стало ясно, что дороги друзей-офицеров расходятся. Многочисленные родственники Компаоре вдруг стали быстро обогащаться, как только Блез занял важные правительственные посты. После убийства президента многие комитеты защиты революции оказывали военным вооружённое сопротивление, но силы были явно не равны.

На переворот Кампаоре толкнули не бескорыстные мотивы… Первым же решением нового президента стала покупка персонального «Боинга», на которую пошли средства, предназначенные Санкарой для благоустройства предместий Уагадугу. Тюрьмы заполняются политическими заключёнными, многие из которых умирают под пытками, а чиновникам увеличивают жалование и отменяют налог на медицину, введённый на их доходы в ходе революции. Весь процесс «исправления ошибок» проходит под контролем Парижа, который не меньше соседних диктаторов был раздосадован «заигрыванием» Санкары с «чернью». Официальные французские власти характеризуют перемены как «демократизацию» и помогают Кампаоре провести в 1991 году выборы, в которых принимает участие 7% избирателей — 100% голосует за действующего президента. После этого «демократически избранный» Кампаоре получает под гарантии Франции кредит от МВФ на $67 миллионов.

Так закончился «революционный эксперимент» Санкары, а Буркина-Фасо возвращена в лоно «цивилизованного мира», где президенты не ездят на велосипедах, а чиновники на дешёвых авто, где не принято спорить с МВФ, а демократическими признаются те выборы, результаты которых устраивают великие державы…

Введите запрос и нажмите Enter