PLURIVERSUM
Сейчас читаете:
Глобализация и ее непредвиденные эффекты
Полная статья 7 мин. чтения

Глобализация и ее непредвиденные эффекты

Глобализация и ее непредвиденные эффекты

Ни процветания, ни мира

Глобализация была навязана миру вместе с обещаниями покоя и процветания. Вместо этого мы переживаем войны и экономические кризисы. Процветание оказалось иллюзией, минимальные экономические гарантии людей и стран быстро исчезают.
Случаи голодной смерти зафиксированы в таких странах, как Аргентина, где голод никогда не являлся проблемой. Голод вернулся в Индию, которая пережила подобное бедствие в 1942 году, когда при колониальном режиме умерло 2 млн. человек. Индия обеспечила себя продовольственными ресурсами через государственную политику, сформированную в ходе демократического процесса независимой и суверенной страны. Даже богатые экономики США, Европы и Японии находятся под угрозой упадка. Глобализации явно не удалось улучшить благосостояние граждан или стран.
Она помогла лишь нескольким корпорациям увеличить свои доходы и расширить рынки, но много корпораций, таких, как AOL/Time Warner и Enron, неудержимый рост которых базировался на дерегуляции, сопровождающей глобализацию, стали банкротами или утратили свое значение. Следовать путем глобализации – верный способ еще большего обогащения богатых и обнищания бедных.
Мир был вторым обещанием глобализации, но вместо этого мы наследовали терроризм и войну. Мир должен был быть результатом увеличивающегося глобального процветания через глобализацию. Возрастающая бедность – неизбежная реальность, а экономическая нестабильность и политика исключения создают условия для процветания терроризма и фундаментализма.
Экономическое и политическое исключение, эрозия национального экономического суверенитета заставляют многих молодых людей обратиться к терроризму и насилию как к средству достижения своих целей. Разрушение национальной экономики и рост контроля над ней обеспечивают богатую почву для увеличения влияния правого крыла политиков-консерваторов вместе с партиями, которые пользуются экономической нестабильностью для разжигания страстей культурной дестабилизации и заполнения вакуума псевдонародными идеями «культурного/национального возрождения», который остался после коллапса национальной экономики и экономического суверенитета.
На глобальном уровне риторический вопрос о «конфликте цивилизаций» и война против ислама является тем же, что и политические программы исключения для национального возрождения и идеология фундаментализма на национальном уровне.

Конвергенция фундаментализма

Две формы фундаментализма, видимо, сводятся воедино. Они усиливают и поддерживают друг друга.
Первая является рыночным фундаментализмом самой глобализации. Этот фундаментализм рассматривает жизнь как товар, общество как экономику, а рынок как средство и венец человеческого предпринимательства. Рынок является основным принципом для обеспечения продовольствием, водой, здоровьем, образованием и другими основными потребностями, он является ведущим принципом для власти и мерой нашей человечности.
Человечество больше не опирается на основные права человека, утвержденные во всех конституциях и Декларации прав человека ООН. Она теперь основывается на нашей способности «покупать» свои потребности на глобальном рынке, на котором условия жизни – еда, вода, здоровье, знания – стали главными предметами торговли, контролируемыми кучкой корпораций. При рыночном фундаментализме глобализации все является товаром, все продается. Нет ничего святого: ни основных прав граждан, ни основных обязанностей правительства.
Это свойственно рыночному фундаментализму глобализации и экономическому исключению, которые поддерживаются политикой исключения, представленной в виде политических партий, основывающихся на «религиозном фундаментализме» (ксенофобии), этнической чистке, укреплении патриархата и кастовой системе. Культура коммодификации привела к насилию против женщин, выраженному в форме домашнего насилия, увеличения случаев изнасилования, эпидемии абортов, торговли женщинами.
Глобализация как патриархальный проект усилила патриархальные исключения. Совершая злодеяния против далитов, привилегированные касты довольствуются новой властью при интеграции в мировой рынок и также желают узурпировать ­ресурсы бедных и маргинальных слоев, особенно далитов и племен, для получения прибыли. Законы о земельной реформе, в которых были утверждены неотъемлемые права далитов на землю, упразднены. Попытка направлена на уничтожение конституционной защиты прав племен на землю в ст. 5 Конституции.
Женщины, далиты, племена, меньшинства – особые жертвы социального и экономического влияния глобализации. Новые движения солидарности, такие, как кампания индийского народа против ВТО, сплачивают разные движения в новые альянсы. Однако политика исключения преодолевает народные движения.
Экономическая нестабильность делает граждан незащищенными перед политикой, основанной на исключении. Для тех, кто находится при власти или стремится к власти, политика исключения становится необходимостью для заполнения вакуума, образованного при распаде экономического суверенитета и благополучия государства, и для замещения политики, основанной на экономических правах и политической идентичности.
Она является необходимой для отвлечения общественного внимания от негативного влияния глобализации и для обоснования недостатка рабочих мест и средств существования, недостатка удовлетворения основных потребностей, которые происходят в результате глобализации экономики, конкуренции за рабочие места и ресурсы среди меньшинств и иммигрантов.
Фундаментализм и ксенофобия служат целям корпоративной глобализации, разделяя, сбивая с толку, приводя в смятение людей и обеспечивая таким образом разобщенность и незащищенность перед лицом глобализации.
В Индии каждое голосование с 1991 г. было голосованием против глобализации и либерализации торговли, из-за которых 10 млн. человек ежегодно остаются без работы, которые до нищеты доводят крестьянство, маргиналов лишают гражданских прав. Это привело к изменениям в 2002 г. на выборах в Гуджарате, последовавших за резней мусульман в 2000 г., в ходе которых насильно протащили программу о предоставлении основных прав большинству, что стало причиной конфликтов и борьбы среди меньшинств. Подсчеты гарантировали победу партии, которая разделила общины большинства и меньшинств и посеяла общий страх и ненависть, выраженные в грабежах и убийствах. Эта жестокая и прерогативная программа разрабатывается ко всем предстоящим выборам.
В то время как совершались убийства и национальный интерес сфокусировался на борьбе с общинами и фундаментализмом, программа глобализации успешно продолжала осуществляться. ГМО освободили от пошлин, патентное законодательство было изменено, в результате чего стало разрешено патентование жизни, принята новая политика потребления воды, основанная на ее приватизации, введены новые политики, направленные на ликвидацию обеспечения заработка фермеров и народного продовольствия. Бюджет 2003 г. продвинул планы глобализации дальше, используя разногласия, возникшие между общинами на религиозной почве, чтобы разрушить демократическую оппозицию.
Для США и Великобритании война против Ирака стала удобным уклонением от результатов глобализации, роста безработицы и экономической нестабильности. Политика ненависти становится косвенной поддержкой для потерпевших неудачу и не оправдывающих себя проектов глобализации.
Нам нужна новая политика солидарности и мира, одновременно направленная против насилия и исключения, присущих глобализации, против жестокости терроризма и фундаментализма, против ужасов войны. Различные формы насилия и фундаментализма имеют общие корни и нуждаются в общем ответе. Глобализация интолерантна по отношению к децентрализации экономики, экономической демократии и экономическому разнообразию. Терроризм и фундаментализм нетерпимы к культурному разнообразию. Военная машина враждебна ко всему «инородному» и к мирному разрешению конфликтов.
Ответ глобализации выражается в протекции и защите наших разнообразных экономических систем как на локальном, так и на национальном уровнях. Ответ фундаментализму – утверждение культурного разнообразия. Ответ войне – это признание того, что «иное» является не угрозой, а непременным условием нашего существования.
Представьте, насколько иначе выглядел бы мир, если бы философия общей взаимозависимости лежала в его основе вместо сегодняшней доминирующей философии, которая основывается на принципе: «Если я существую, ты должен быть уничтожен» или «Твое существование – угроза моему существованию».
В мире, основанном на взаимозависимости, а не на доминировании, исключении и истреблении, Monsanto не продвинула бы TRIPS-соглашений, угрожающих фермерам, чьи семена Monsanto запатентовала у «воров». Monsanto, Syngenta, Ricetec и другие биопираты узнали бы, что их селекция основана на первоначальной селекции фермеров.
Если бы биотехнологические корпорации знали, что человечество зависит от биологического разнообразия, что обеспечение продовольствием нуждается в опылителях и разнообразных растительных видах, они бы не развернули генетическое производство биотехнологических культур, которые убивают пчел и бабочек, они бы не создали растения, устойчивые к гербицидам и не уничтожали бы разнообразие растительного мира.
Если бы президент Буш смог посмотреть на Тигр, Евфрат и месопотамскую цивилизацию с точки зрения предка и признать наши общие корни в совместной эволюции, он бы не стремился стереть с лица земли исторические корни при помощи радиоуправляемых ракет и другого оружия массового поражения.
Если бы те, кто контролирует капитал, смогли увидеть, что их богатство олицетворяет разнообразие природы и человеческий труд, они бы не создавали правила торговли, разрушающие природу и средства к существованию.
Фундаментализм рынка и фундаментализм идеологий ненависти и интолерантности коренятся в страхе – в страхе перед другими, в страхе перед способностями и креативностью других, перед их суверенитетом.
Мы являемся свидетелями наихудшего проявления организованного насилия человечества против человечества потому, что мы свидетели уничтожения философии приобщения, сострадания и солидарности. Это высшая цена глобализации – она разрушает нашу способность быть человечными. Обретение заново нашей гуманности – наивысший императив для сопротивления и аннулирования этого антигуманного проекта. Дебаты по поводу глобализации – не о рынке и не об экономике. Они являются напоминанием о нашей человечности. И об опасности забыть, что значит быть человеком.

Введите запрос и нажмите Enter