PLURIVERSUM
Сейчас читаете:
Что такое информационная война?
Полная статья 4 мин. чтения

Что такое информационная война?

Является ли информационная война (ИВ) новым, возможно, находящимся в стадии эмбрионального состояния искусством, или это лишь новая своевременная версия войны? Что это — новая форма конфликта, который обязан своим существованием растущей глобальной информационной инфраструктуре, или старая версия, происхождение которой укоренено в человеческом сознании, возрожденная в информационную эпоху? Это унифицированная категория или оппортунистическая компоновка?

В марте 1993 г. в политическом меморандуме № 30 председателя Объединенного комитета начальников штабов (МОР 30) были сформулированы определения и отношения, которые давали пояснения для объединенного сообщества, размышляющего о взаимосвязанных понятиях информационной войны, а также войны командования и управления. Поскольку эти конструктивные идеи эволюционировали, их определения и отношения также изменились. МОР 30 находится в стадии пересмотра, другие документы Министерства обороны более высокого уровня и публикации, относящиеся к доктринам Объединенного комитета и других служб, находятся в стадии проектировки или подлежат ревизии.

В свете невыработанного состояния этих понятий, альтернативных определений и таксономий для войны XXI столетия предложены термины:

  1. война командования-и-управления [C2W];
  2. война, основанная на разведке [IBW];
  3. радиоэлектронная война [EW];
  4. психологические операции [PSYOPS];
  5. хакерская война, основанная на программных атаках на информационные системы;
  6. информационно-экономическая война [IEW] война, ведущаяся посредством контроля над информационной торговлей; и
  7. кибервойна [боевые действия в виртуальном пространстве].

Чтобы оценить каждый термин по его собственным достоинствам, центральное понятие определяет каждую форму, перечисляет их разновидности, и оценивает их применение в качестве оружия для ведения войны.

Определенные аспекты ИВ столь же стары, как и история: при нападении на стан врага применяются всевозможные хитрости и, как правило, психологические операции. Другие виды, особенно радиоэлектронная война, стали активно применяться со времен Второй мировой войны. Более современная автоматизация командных центров сделала цели более уязвимыми, которые можно поразить с помощью бомбардировки, а в системы можно проникнуть с помощью специальных вредоносных программ. Если в обществе будет продолжаться развитие в сторону виртуального измерения, масштаб и частота хакерских войн против гражданских систем, экономическо-информационная война и кибервойна также будут продолжать расти. Психологические операции тоже могут быть значительно преобразованы.

Сможет ли информационная война послужить Америке в качестве меча или будет всего лишь щитом из папье маше? Вооруженные силы США смогут извлечь гораздо больше выгод из информационных систем, чем остальные; мы также лучше понимаем их слабости. И то и другое обеспечивают бесспорное преимущество в войне, основанной на информации, радиоэлектронной войне, и войне командования и управления. Нам известны информационные медиа. Однако, Соединенные Штаты, в рамках вооруженных сил и за их пределами, также намного более зависимы от информационных систем, чем другие. Таким образом, мы более уязвимы для хакерских атак и кибервойны. Наша культура может распространяться за границей, но эти достижения усложняют для нас возможности вести беседу с другими культурами на их собственном языке.

С информационной войной, охватывающей довольно много несопоставимых действий, несколько обобщений связаны со всей областью исследования. Однако, три темы снова приходят на ум:

  •  Информационные системы одной стороны могут быть лучше (более мощными, активными и надежными) чем системы какой-либо другой стороны. Все же, информационное господство не похоже на военно-морское, где флот одной стороны может заблокировать другую (хотя информационное доминирование может поддерживать господство в определенных физических медиа). За редким исключением (например, организованные помехи, соперничество за медиа), информация не является игрой с нулевой суммой. Искусство ИВ не исключает возможности, что противник не будет делать то же самое. Мы не можем подавить его совершенствование.
  • Формирование информационного корпуса для проведения информационной войны не должно начинаться до тех пор, пока его члены не поймут, что их первостепенной целью в жизни не является борьба с их коллегами с другой стороны.
  •  Информационную войну чрезвычайно тяжело вести без точного и надежного знания архитектуры другой стороны: от понимания того, как новости и СМИ влияют на ее решения до бюрократической структуры командования, национальной инфраструктуры коммуникаций, и даже до деталей, относящихся к программному обеспечению их информационных систем.

 

Перевод Леонида Савина

Martin C. Libicki, What Is Information Warfare? Strategic Forum, Number 28, May 1995.  На момент выхода публикации занимал пост Старшего научного сотрудника Национального университета обороны США.

Введите запрос и нажмите Enter