PLURIVERSUM
Сейчас читаете:
Стратегическая автономия Европы в многополярном миропорядке
Полная статья 3 мин. чтения

Европа должна развивать и отстаивать свою стратегическую автономию в многополярном мировом порядке. Поэтому важно то, как Европа формирует свои отношения с ключевыми игроками — Соединенными Штатами, Китаем и Россией, а также со средними и эмерджентными державами — и как эти субъекты позиционируют себя в отношении стратегически более независимого Европейского союза.

Отношения с этими субъектами варьируются от альянса и партнерства до соперничества и конфронтации; от интеграции и сотрудничества к дистанцированию и противовесу. Эти властные отношения отражаются в различной степени симметрии и зависимости между различными полюсами. В поисках стратегической автономии Европа должна определить себя как полюс в изменяющемся многополярном мировом порядке, который все больше определяется китайско-американским соперничеством…

В период неопределенности относительно курса внешней политики США и трансформации международной системы Германии было бы целесообразно разработать политику хеджирования стратегических рисков со своими европейскими союзниками и расширить собственные опции для внешней политики. Даже если усиление стратегической автономии Европы является долгосрочным процессом, принцип хеджирования стратегических рисков уже указывает на определенные выводы по поводу сегодняшних отношений с Соединенными Штатами: в зависимости от совокупности конфликтов и интересов хеджирование стратегических рисков может привести к политике жесткой экономической и дипломатической балансировки. Одним из примеров может служить использование международных институтов для обуздания односторонности США. Более мягкая форма баланса может означать, что Европа сама демонстрирует международное лидерство в тех областях политики, где Соединенные Штаты, как правило, блокируют, а не инициируют, например, в вопросах изменения климата. Наконец, стратегическое хеджирование рисков также может означать, что в отдельных областях могут быть конфликты с США. Это, безусловно, имеет смысл, когда американская инициатива совпадает с собственными интересами Европы или если на политику США можно повлиять в интересах Европы.

Германия и Европа должны учитывать цену большей автономии от Соединенных Штатов.

Независимо от курса, принятого Германией и Европой, они должны количественно оценить и учесть затраты на большую автономию от Соединенных Штатов. Это в равной степени относится к оборонной, финансовой и экономической политике, а также к отношениям с Китаем. Эти расходы включают в себя риск разделения в Европе. Взгляд в прошлое напоминает нам о том, что такие трансатлантические расхождения, как во время войны в Ираке в 2003 году, всегда вызывали внутриевропейские разногласия. Прежде всего, балансирование в отношении Соединенных Штатов — даже если оно остается ограниченным конкретными случаями, такими как сделка с Ираном, — делает абсолютно необходимым, чтобы Европа заранее согласовала непоколебимые общие позиции…

Благодаря своим тесным экономическим связям с Россией и большому весу в Европе, Германия остается самым важным партнером Москвы в ЕС. Это возлагает на Берлин особую ответственность за безопасное преодоление конфликтов интересов на каждом шагу, который Европа предпринимает в направлении стратегической автономии. С одной стороны, необходимо поддерживать диалог с Россией и продолжать конструктивное сотрудничество. С другой стороны, согласованность действий ЕС, в том числе его восточных государств-членов, является основой внешнеполитической способности действовать. Поэтому важно всегда включать восточных соседей в диалог с Россией. Тесные отношения Германии с Россией, в частности, позволяют ей внести наибольший вклад в развитие стратегически более автономной Европы.

Фрагмент доклада: Barbara Lippert, Nicolai von Ondarza, Volker Perthes (eds.), European Strategic Autonomy. Actors, Issues, Conflicts of Interests. SWP Research Paper 2019/RP 04, March 2019.

Введите запрос и нажмите Enter